В.И.Ленин ПСС т.27 В. И. ЛЕНИН

ПСС Ленина

Том 01   Том 02
Том 03   Том 04
Том 05   Том 06
Том 07   Том 08
Том 09   Том 10
Том 11   Том 12
Том 13   Том 14
Том 15  Том 16
Том 17   Том 18
Том 19   Том 20
Том 21   Том 22
Том 23   Том 24
Том 25   Том 26
Том 27  Том 28
Том 29 Том 30
Том 31   Том 32
Том 33   Том 34
Том 35   Том 36
Том 37   Том 38
Том 39   Том 40
Том 41   Том 42
Том 43   Том 44
Том 45  Том 46
Том 47   Том 48
Том 49   Том 50
Том 51   Том 52
Том 53   Том 54
Том 55  

В. И. ЛЕНИН стр. XXIII


 


"Мы чувствовали себя не по себе, как будто бы наша совесть была погружена в гряз­ную воду двусмысленности и лжи". Читатель может видеть уже отсюда, что Голэй — искренен. Качество, по нашим временам, почти необыкновенное.
Голэй вспоминает "революционную традицию" пролетариата. Вполне сознавая, что "для каждой ситуации необходимо подходящее действие", он напоминает: "для исклю­чительных ситуаций нужны исключительные моры. Сильные болезни — сильные ле­карства". Он напоминает "решения конгрессов", "которые прямо обращаются к массам и побуждают их к революционным и повстанческим действиям". Следуют цитаты со­ответственных мест Штутгартской и Базельской резолюций . И автор подчеркивает, что "эти различные резолюции не содержат никакого рассуждения об оборонительной и наступательной войне, а следовательно, не предлагают никакой особой, националист­ской, тактики в отмену общепризнанных основных принципов".
Дочитавши до этого места, читатель убеждается, что Голэй — не только искренний, но и убежденный, честный социалист. Качество видных деятелей II Интернационала прямо уже исключительное !
"... Пролетариат поздравляли военные начальники, а буржуазная пресса восхваляла, в теплых выра­жениях, воскрешение того, что она называет "национальной душой". Это воскрешение стоит нам трех миллионов трупов.
И однако — никогда рабочая организация не достигала такого большого числа платящих членов, ни­когда не было такого изобилия парламентариев, такой превосходной организации печати. Никогда не было также более гнусного дела, против которого следовало бы восстать.
В столь трагических обстоятельствах, когда дело идет о существовании миллионов людей, все рево­люционные действия не только допустимы, они — законны. Они более чем законны, они — священны. Повелительный долг пролетариата требовал попытать невозможное, чтобы спасти наше поколение от событий, которые заливают кровью Европу.
Не было ни энергичного поступка, ни попыток возмущения, пи действий, ведущих к восстанию...
... Наши противники кричат о крахе социализма. Они чересчур торопятся. И, однако, кто осмелился бы утверждать, что они во всех отношениях неправы? Что умирает в данный момент,




ЧЕСТНЫЙ ГОЛОС ФРАНЦУЗСКОГО СОЦИАЛИСТА
это — не социализм вообще, а одна разновидность социализма, социализм сладенький, без духа идеа­лизма, без страсти, с манерами чиновника и с брюшком серьезного отца семейства, социализм без смело­сти, без безумия, любитель статистики, ушедший по уши в полюбовные соглашения с капитализмом, социализм, занятый одними только реформами, продавший за чечевичную похлебку свое право перво­родства, социализм, который представляет из себя для буржуазии душителя народного нетерпения, сво­его рода автоматический тормоз пролетарских смелых действий.
Вот этот-то социализм, грозивший заразить весь Интернационал, ответствен до известной степени за то бессилие, за ту импотентность, которые ставят нам в упрек".
В других местах брошюры Голэй говорит прямо о "реформистском социализме" и об "оппортунизме", как об извращении социализма.
Говоря об этом извращении, признавая "общую ответственность" пролетариата всех воюющих стран, подчеркивая, что "эта ответственность падает на голову вождей, кото­рым масса оказала доверие и от которых она ждала лозунга", — Голэй вполне правиль­но берет за образец именно немецкий социализм, "лучше всего организованный, боль­ше всего оформленный, больше всего напичканный доктринами", и показывает "его численную силу, его революционную слабость".
"Одушевленная революционным духом, немецкая социал-демократия могла бы противопоставить милитаристским предприятиям достаточно определенное, достаточно упорное сопротивление, чтобы увлечь за собой, на этот единственный путь спасения, пролетариат других стран центральной Европы.
... Немецкий социализм имел большое влияние в Интернационале. Он мог сделать больше всех. От него ждали наибольшего усилия. Но число есть ничто, если личная энергия парализована слишком суро­вой дисциплиной или если "вожаки" употребляют свое влияние для получения наименьшего усилия". (Насколько правильна вторая часть фразы, настолько неверна первая: дисциплина вещь прекрасная и необходимая, — например, дисциплина партии, исключающей оппортунистов и противников революци­онного действия.) "Немецкий пролетариат, благодаря своим ответственным вождям, послушался голоса военной камарильи... другие отделы Интернационала испугались и поступили точно так же; во Франции двое социалистов сочли необходимым участвовать в буржуазном правительстве! И, таким образом, не­сколько месяцев спустя после торжественного заявления на конгрессе, что социалисты считают преступ­лением стрелять




Предыдущая страница ... XXII
Следующая страница ... XXIV
Этот сайт основан на всемирно известном произведении, но так как автор уже более 75 лет руководит нами из своего мавзолея то и копирайт с ним. Хостинг поддерживается в постоянном рабочем состоянии источниками бесперебойного питания от фирмы industrika.ru.

Реклама по Ленински