Ленин т.03 РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

ПСС Ленина

Том 01   Том 02
Том 03   Том 04
Том 05   Том 06
Том 07   Том 08
Том 09   Том 10
Том 11   Том 12
Том 13   Том 14
Том 15  Том 16
Том 17   Том 18
Том 19   Том 20
Том 21   Том 22
Том 23   Том 24
Том 25   Том 26
Том 27  Том 28
Том 29 Том 30
Том 31   Том 32
Том 33   Том 34
Том 35   Том 36
Том 37   Том 38
Том 39   Том 40
Том 41   Том 42
Том 43   Том 44
Том 45  Том 46
Том 47   Том 48
Том 49   Том 50
Том 51   Том 52
Том 53   Том 54
Том 55  

VI. "МИССИЯ" КАПИТАЛИЗМА


 



Нам остается еще в заключение подвести итоги по тому вопросу, который получил в литературе название вопроса о "миссии" капитализма, т. е. об его истори­ческой роли в хозяйственном развитии России. Призна­ние прогрессивности этой роли вполне совместимо (как мы старались подробно показать на каждой сту­пени нашего фактического изложения) с полным при­знанием отрицательных и мрачных сторон капитализма, с полным признанием неизбежно свойственных капи­тализму глубоких и всесторонних общественных про­тиворечий, вскрывающих исторически преходящий характер этого экономического режима. Именно на­родники, которые тщатся из всех сил представить дело так, будто признавать историческую прогрессивность капитализма значит быть апологетом его, именно на­родники грешат недостаточной оценкой (а подчас и замалчиванием) наиболее глубоких противоречий русского капитализма, затушевывая разложение кре­стьянства, капиталистический характер эволюции нашего земледелия, образование класса сельских и промысловых наемных работников с наделом, зату­шевывая полное преобладание низших и худших форм капитализма в пресловутой "кустарной" промышлен­ности.
Прогрессивную историческую роль капитализма можно резюмировать двумя краткими положениями: повышение производительных сил общественного труда и обобществление его. Но оба эти факта проявляют­ся в весьма разнообразных процессах в различных областях народного хозяйства.
Развитие производительных сил общественного труда наблюдается с полной рельефностью лишь в эпоху крупной машинной индустрии. До этой высшей стадии капитализма сохранялась еще ручное производство и первобытная техника, которая прогрессировала чисто стихийным путем и с чрезвычайной медленностью. По­реформенная эпоха резко отличается в этом отноше­нии от предыдущих эпох русской истории. Россия сохи и цепа, водяной мельницы и ручного ткацкого станка стала быстро превращаться в Россию плуга и моло­тилки, паровой мельницы и парового ткацкого станка. Нет ни одной отрасли народного хозяйства, подчи­ненной капиталистическому производству, в которой бы не наблюдалось столь же полного преобразования тех­ники. Процесс этого преобразования по самой природе капитализма не может идти иначе, как среди ряда неравномерностей и непропорциональностей: периоды процветания сменяются периодами кризисов, развитие одной отрасли промышленности ведет к упадку другой, прогресс земледелия захватывает в одном районе — одну, в другом — другую сторону сельского хозяйства, рост торговли и промышленности обгоняет рост земле­делия и т. д. Целый ряд ошибок народнических пи­сателей проистекает из их попыток доказать, что это непропорциональное, скачкообразное, азартное развитие не есть развитие[762].
Другая особенность развития капитализмом общест­венных производительных сил состоит в том, что рост средств производства (производительного потребления) далеко обгоняет рост личного потребления: мы указы­вали не раз, как проявляется это в земледелии и в промышленности. Эта особенность вытекает из общих законов реализации продукта в капиталистическом обществе и находится в полном соответствии с антаго­нистической природой этого общества[763].
Обобществление труда капитализмом проявляется в следующих процессах. Во-первых, самый рост товар­ного производства разрушает свойственную натураль­ному хозяйству раздробленность мелких хозяйственных единиц и стягивает мелкие местные рынки в громад­ный национальный (а затем мировой) рынок. Произ­водство на себя превращается в производство на все общество, и чем выше развит капитализм, тем сильнее становится противоречие между этим коллективным характером производства и индивидуальным харак­тером присвоения. Во-вторых, капитализм создает на место прежней раздробленности производства неви­данную раньше концентрацию его как в земледелии, так и в промышленности. Это — наиболее яркое и наиболее рельефное, но отнюдь не единственное про­явление рассматриваемой особенности капитализма. В-третьих, капитализм вытесняет те формы личной за­висимости, которые составляли неотъемлемую принад­лежность предшествующих систем хозяйства. В Рос­сии прогрессивность капитализма в этом отношении сказывается особенно резко, так как личная зависи­мость производителя существовала у нас (отчасти про­должает существовать и поднесь) не только в земледелии, но и в обрабатывающей промышленности ("фаб­рики" с крепостным трудом), и в горнозаводской про­мышленности, и в рыбной промышленности[764], и пр. По сравнению с трудом зависимого или кабального крестьянина, труд вольнонаемного рабочего представ­ляет из себя во всех областях народного хозяйства явление прогрессивное. В-четвертых, капитализм необ­ходимо создает подвижность населения, которая не тре­бовалась прежними системами общественного хозяй­ства и была невозможна при них в сколько-нибудь широких размерах. В-пятых, капитализм уменьшает постоянно долю населения, занятого земледелием (в ко­тором всегда господствуют наиболее отсталые формы общественно-хозяйственных отношений), увеличивает число крупных индустриальных центров. В-шестых, капиталистическое общество увеличивает потребность населения в союзе, в объединении и придает этим объ­единениям особый характер, сравнительно с объеди­нениями прежних времен. Разрушая узкие, местные, сословные союзы средневекового общества, создавая ожесточенную конкуренцию, капитализм в то же время раскалывает все общество на крупные группы лиц, за­нимающих различное положение в производстве, и дает громадный толчок объединению внутри каждой такой группы[765]. В-седьмых, все указанные изменения ста­рого хозяйственного строя капитализмом неизбежно ведут также и к изменению духовного облика населе­ния. Скачкообразный характер экономического раз­вития, быстрое преобразование способов производства и громадная концентрация его, отпадение всяческих форм личной зависимости и патриархальности в от­ношениях, подвижность населения, влияние крупных индустриальных центров и т. д. — все это не может не вести к глубокому изменению самого характера производителей, и мы имели уже случай отметить соот­ветствующие наблюдения русских исследователей.
Обращаясь к народнической экономии, с представи­телями которой нам приходилось постоянно полемизи­ровать, мы можем резюмировать причины нашего разно­гласия с ними следующим образом. Во-первых, самое понимание того процесса, как именно идет в России развитие капитализма, а равно и представление о том строе хозяйственных отношений, который предшество­вал в России капитализму, мы не можем не признать у народников безусловно неправильным, причем осо­бенно важным представляется, с нашей точки зрения, игнорирование ими капиталистических противоречий в строе крестьянского хозяйства (как земледельче­ского, так и промыслового). Далее, что касается до вопроса о медленности или быстроте развития капи­тализма в России, то все зависит от того, с чем сравни­вать эго развитие. Если сравнивать докапиталистиче­скую эпоху в России с капиталистической (а именно такое сравнение и необходимо для правильного решения вопроса), то развитие общественного хозяйства при ка­питализме придется признать чрезвычайно быстрым. Если же сравнивать данную быстроту развития с той, которая была бы возможна при современном уровне техники и культуры вообще, то данное развитие капи­тализма в России действительно придется признать медленным. И оно не может не быть медленным, ибо ни в одной капиталистической стране не уцелели в таком обилии учреждения старины, несовместимые с капита­лизмом, задерживающие его развитие, безмерно ухуд­шающие положение производителей, которые "стра­дают и от капитализма и от недостаточного развития капитализма"[xcv]. Наконец, едва ли не самая глубокая причина расхождения с народниками лежит в разли­чии основных воззрений на общественно-экономические процессы. Изучая эти последние, народник делает обыкновенно те или другие морализирующие выводы; он не смотрит на различные группы участвующих в производстве лиц, как на творцов тех или иных форм жизни; он не задается целью представить всю сово­купность общественно-экономических отношений, как результат взаимоотношения между этими группами, имеющими различные интересы и различные истори­ческие роли... Если пишущему эти строки удалось дать некоторый материал для выяснения этих вопро­сов, то он может считать свой труд не напрасным.




ПРИЛОЖЕНИЕ II (к главе VII, стр. З61)
Свод статистических данных о фабрично-заводской
промышленности Европейской России


Годы Данные о различном числе производств, о котором в разное время есть сведения Данные о 34 производства
Число фабрик и заводов Сумма производства, в тыс. руб. Число рабочих Число фабрик и заводов Сумма производства, в тыс. руб. Число рабочих
1863 11810 247614 357835 - - -
1864 11984 274519 353968 5782 201458 272385
1865 13686 286842 380638 6175 210825 290222
1866 6891 276211 342473 5775 239453 310918
1867 7082 239350 315759 6934 235757 313759
1868 7238 253229 331027 7091 249310 329219
1869 7488 287565 343308 7325 283452 341425
1870 7853 318525 356184 7691 313517 354063
1871 8149 334605 374769 8005 329051 372608
1872 8194 357145 402365 8047 352087 400325
1873 8425 3515300 406964 8103 346434 405050
1874 7612 357699 411057 7465 352036 399376
1875 7555 368767 424131 7408 362931 412291
1876 7419 361616 412181 7270 354376 400749
1877 7671 379451 419414 7523 371077 405799
1878 8261 461558 447858 8122 450520 432728
1879 8628 541602 482276 8471 530287 466515
1855 17014 864736 615598 6232 479028 436775
1886 16590 866804 634822 6088 464103 442241
1887 16723 910472 656932 6103 514498 472575
1888 17156 999109 706820 6089 580451 505157
1889 17382 1025056 716396 6148 574471 481527
1890 17946 1033296 719634 5969 577861 493407
1891 16770 1108770 738146 - - -


Примечания
1) Здесь сведены данные о фабрично-заводской промышлен­ности Европейской России за пореформенную эпоху, которые мы могли найти в официальных изданиях, каковы: "Статистиче­ский временник Российской империи". СПБ. 1866. I. — "Сборник сведений и материалов по ведомству мин-ва фин.". 1866 г. № 4, апрель, и 1867 г. № 6, июнь. — "Ежегодник министерства фин.". Вып. I, VIII, Х и XII. — "Свод данных о фабрично-заводской промышленности России", изд. департамента торг. и мануф. за 1885—1891 годы. Все эти данные основаны на одном и том же источнике, именно на ведомостях, доставляемых фабрикантами и заводчиками в м-во финансов. О значении этих данных и до­стоинстве их подробно сказано в тексте книги.
2) 34 производства, о которых приведены сведения за 1864— 1879 и 1885—1890 годы, следующие: бумагопрядильное; бумаготкацкое; льнопрядильное; ситценабивное; пенькопрядильное и канатное; шерстопрядильное; суконное; шерстоткацкое; шелко­ткацкое и ленточное; парчевое, позументное; золотопрядильное и плющильное; производство вязаных изделий; красильное; отделочное; клееночное и лакировальное; писчебумажное; обой­ное; резиновое; химическое и красочное; косметическое; уксусное; минеральных вод; спичечное; сургучное и лаковое; коже­венное, замшевое и сафьянное; клееваренное; стеариновое; мыловаренное и свечносальное; восковых свечей; стеклянное, хрустальное и зеркальное; фарфоровое и фаянсовое; машино­строительное; чугунолитейное; медное и бронзовое; проволочное, гвоздильное и некоторых мелких металлических изделий.








[762] "Посмотрим, ...что может принести нам дальнейшее развитие капи­тализма в том даже случае, если бы нам удалось погрузить Англию в море и самим занять ее место" (г. Н. —он, "Очерки", 210). В хлопчатобумажной промышленности Англии и Америки, удовлетворяющей 2/3 мирового потребления, занято всего с небольшим 600 тыс. чел. "И выходит, что даже в том случае, если бы мы заполучили значительнейшую часть мирового рынка... все-таки капитализм не был бы в состоянии эксплуатировать всю массу рабочих сил, которую он теперь непрерывно лишает занятия. Что значат, в самом деле, какие-нибудь 600 тысяч английских и американ­ских рабочих в сравнении с миллионами крестьян, сидящих целыми ме­сяцами без всяких занятий" (211).
"До сих пор была история, но теперь ее более нет". До сих пор каждый шаг в развитии капитализма в текстильной индустрии сопровождался раз­ложением крестьянства, ростом торгового земледелия и земледельческого капитализма, отвлечением населения от земледелия к промышленности, обращением "миллионов крестьян" к строительным, лесным и всякого рода другим неземледельческим работам по найму, переселением масс народа на окраины и превращением этих окраин в рынок для капитализма. Но все это было только до сих пор, а теперь ничего подобного более не происходит!


[763] Игнорирование значения средств производства и неразборчивое от­ношение к "статистике" вызвали следующее, не выдерживающее никакой критики, утверждение г. Н. —она "...все (!) капиталистическое производство в области обрабатывающей промышленности, в лучшем случае, производит новых стоимостей никак не более 400—500 млн. руб." ("Очерки", 328). Г-н Н. —он основывает этот расчет на данных о трехпроцентном и рас­кладочном сборе, не думая о том, могут ли подобные данные охватывать "все капиталистическое производство в области обрабатывающей промышлен­ности". Мало того, он берет данные, не охватывающие (по его же словам) горнозаводской промышленности, и тем не менее относит к "новым стои­мостям" только сверхстоимость и переменный капитал. Наш теоретик забыл, что и постоянный капитал в тех отраслях промышленности, которые производят предметы личного потребления, составляет для общества новую стоимость, обмениваясь на переменный капитал и сверхстоимость тех от­раслей промышленности, которые изготовляют средства производства (горнозаводская промышленность, строительная, лесная, постройка жел. дорог и проч.). Если бы г. Н. —он не смешивал число "фабрично-заводских" рабочих со всем числом рабочих, капиталистически занятых в обрабаты­вающей промышленности, то он легко бы заметил ошибочность своих рас­четов.


[764] Напр., в одном из главных центров русской рыбопромышленности, на Мурманском берегу, "исконной" и поистине "освященной веками" фор­мой экономических отношений был "покрут", который вполне сложился уже в XVII веке и почти не изменялся до самого последнего времени. "Отношения покрученников к своим хозяевам не ограничиваются только промысловым временем: напротив, они обнимают собою всю жизнь покру­ченников, которые стоят в вечной экономической зависимости от своих хозяев" ("Сборник материалов об артелях в России". Вып. 2. СПБ. 1874, с. 33). К счастью, капитализм и в этой отрасли отличается, по-видимому, "пренебрежительным отношением к собственному историческому прош­лому". "Монополия... сменяется капиталистической организацией про­мысла с вольнонаемными рабочими" ("Произв. силы", V, стр. 2—4).


[765] Ср. "Этюды", стр. 91, примеч. 85; стр. 198. (См. Сочинения, 6 изд., том 2, стр. 236 и 423-424. Ред.)







[xcv] К. Маркс. "Капитал", т. I, 1955, стр. 7.



Этот сайт основан на всемирно известном произведении, но так как автор уже более 75 лет руководит нами из своего мавзолея то и копирайт с ним. Хостинг поддерживается в постоянном рабочем состоянии источниками бесперебойного питания от фирмы industrika.ru.

Реклама по Ленински