Ленин т.03 РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

ПСС Ленина

Том 01   Том 02
Том 03   Том 04
Том 05   Том 06
Том 07   Том 08
Том 09   Том 10
Том 11   Том 12
Том 13   Том 14
Том 15  Том 16
Том 17   Том 18
Том 19   Том 20
Том 21   Том 22
Том 23   Том 24
Том 25   Том 26
Том 27  Том 28
Том 29 Том 30
Том 31   Том 32
Том 33   Том 34
Том 35   Том 36
Том 37   Том 38
Том 39   Том 40
Том 41   Том 42
Том 43   Том 44
Том 45  Том 46
Том 47   Том 48
Том 49   Том 50
Том 51   Том 52
Том 53   Том 54
Том 55  

VIII. ЧТО ТАКОЕ "КУСТАРНАЯ" ПРОМЫШЛЕННОСТЬ?


 



В двух предыдущих главах мы имели дело глав­ным образом с той промышленностью, которую у нас принято называть "кустарною"; можно попытаться те­перь дать ответ на поставленный в заголовке вопрос.
Начнем с некоторых статистических данных, чтобы судить о том, какие именно из анализированных выше форм промышленности фигурируют в литературе в общей массе "кустарных промыслов".
Московские статистики, в заключение своего иссле­дования крестьянских "промыслов", подвели итоги всем и всяческим неземледельческим занятиям. Насчи­тали 141 329 чел. (т. VII, в. III) в местных промыслам (изготовляющих товары), причем однако сюда попа­ли и ремесленники (часть сапожников, стекольщиков и мн. др.), распиловщики леса и пр. и пр. Не менее 87-ми тысяч из них представляют из себя (по нашему подсчету отдельных промыслов) рабочих на дому, за­нятых капиталистами[486]. Наемных рабочих по 54-м про­мыслам, о которых мы могли свести данные, 17 566 из 29 446, т. е. 59,65%. По Владимирской губ. мы по­лучили такие итоги (по пяти выпускам "Пром. Влад. губ."): всего 18 286 работников в 31 промысле; из них 15 447 в промыслах с господством капиталистической работы на дому (в том числе 5504 наемных рабочих, т. е. наймитов, так сказать, второй степени). Затем 150 сельских ремесленников (из них 45 наемных) и 2689 мелких товаропроизводителей (из них 511 наем­ных). Итог капиталистически занятых рабочих равен (15 447 + 45 + 511 =) 16 003, т. е. 87,5%[487]. По Костромской губ. (на основании таблиц г. Тилло в "Тру­дах куст. ком.") насчитывается 83 633 местных про­мышленника, из них 19 701 лесных рабочих (тоже "кустари"!), 29 564 чел. домашних рабочих на капита­листов; около 19 954 чел. в промыслах с преобладанием мелких товаропроизводителей и около 14 414 сельских ремесленников *. По 9 уездам Вятской губ. насчиты­вается (по тем же "Трудам") 60 019 местных промышлен­ников; из них 9672 мельника и маслобойщика; 2032 — ремесленники чистого типа (окраска тканей); 14 928 — отчасти ремесленники, отчасти товаропроизводители с громадным преобладанием самостоятельного труда; 14 424 — в промыслах, отчасти подчиненных капиталу;
14 875 — в промыслах с полным подчинением капи­талу; 4088 — в промыслах с полным преобладанием наемного труда[488]. По данным "Трудов" об остальных губерниях мы составили таблицу тех промыслов, об организации которых имеются более или менее подроб­ные данные. Получили 97 промыслов с 107 957 работ­никами, суммой произв. 21 151 тыс. руб. Из них в .промыслах с преобладанием наемного труда и капита­листической работы на дому — 70 204 раб. (18 621 тыс. руб.); в промыслах, в которых наемные рабочие и рабочие, занятые капиталистами на дому, составляют лишь меньшинство — 26 935 раб. (1706 тыс. руб.); и, наконец, в промыслах с почти полным преобладанием самостоятельного труда — 10 818 раб. (824 тыс. руб.). По данным земско-статистических материалов о 7-ми про­мыслах Горбатовского и Семеновского уездов Нижего­родской губ. насчитывается 16 303 кустаря, из которых 4614 работают на базар; 8520 — "на хозяина" и 3169 в наемных работниках; т. е. 11 689 капиталисти­чески употребляемых рабочих. По данным пермской кустарной переписи 1894/95 г. из 26 тыс. кустарей — 6,5 тыс. (25%) наемных рабочих и 5,2 тыс. (20%) ра­ботающих на скупщика, т. е. 45% капиталистически употребляемых рабочих[489].
Как ни отрывочны эти данные (других в нашем рас­поряжении не было), но они все-таки ясно показывают, что, в общем и целом, в число "кустарей" попадает масса капиталистически употребляемых рабочих. Напр., работающих по домам на капиталистов насчитывается (по вышеприведенным данным) свыше 200 тыс. чел. Это по каким-нибудь 50—60 уездам, из которых далеко не все обследованы сколько-нибудь полно. Во всей России таких рабочих должно быть, вероятно, до двух миллионов человек[490]. Прибавляя же к ним наемных рабочих у "кустарей", — число этих наемных рабочих, как видно из вышеприведенных данных, вовсе не так мало, как у нас иногда думают, — мы должны при­знать, что цифра 2 млн. промышленных рабочих, ка­питалистически занятых вне так называемых "фабрик и заводов", есть скорее цифра минимальная[491].
На вопрос: "что такое кустарная промышленность?" изложенные в двух последних главах данные застав­ляют ответить так, что это — абсолютно непригодное для научного исследования понятие, под которое под­водят обыкновенно все и всяческие формы промышлен­ности, начиная от домашних промыслов и ремесла и кончая наемной работой в очень крупных мануфакту­рах[492]. Это смешение самых разнородных типов экономи­ческой организации, господствующее в массе описаний "кустарных промыслов"[493], было перенято без вся­кой критики и без всякого смысла экономистами-народ­никами, которые сделали гигантский шаг назад по сравнению, напр., с таким писателем, как Корсак, и воспользовались господствующей путаницей понятий для создания курьезнейших теорий. "Кустарная про­мышленность" рассматривалась как нечто экономически однородное, само себе равное, и противополагалась (sic!) "капитализму", под которым, без дальних око­личностей, разумели "фабрично-заводскую" промыш­ленность. Возьмите, напр., г. Н. —она. На стр. 79-ой "Очерков" вы прочтете заглавие: "капитализация (?) промыслов"[494], и затем прямо, без всяких оговорок или пояснений, "данные о фабриках и заводах"... Простота, как видите, умилительная: "капитализм" = "фабрично-заводская промышленность", а фабрично-заводская про­мышленность = то, что значится под этим заголовком в официальных изданиях. И на основании столь глубо­кого "анализа" со счета капитализма скидываются те массы капиталистически занятых рабочих, которые попадают в число "кустарей". На основании такого "анализа" совершенно обходится вопрос о различных формах промышленности в России. На основании такого "анализа" складывается один из самых нелепых и вредных предрассудков о противоположности нашей "кустарной" и нашей "фабрично-заводской" промышленности, об оторванности второй от первой, об "ис­кусственности" "фабрично-заводской" промышленности и т. п. Это именно предрассудок, потому что никто никогда и не пытался даже прикоснуться к данным, которые по всем отраслям промышленности показы­вают самую тесную и неразрывную связь между "ку­старной" и "фабрично-заводской" промышленностью.
Задача этой главы и состояла в том, чтобы показать, в чем именно состоит эта связь и какие именно особые черты техники, экономики и культуры представляет та форма промышленности, которая стоит в России между мелкой промышленностью и крупной машинной ин­дустрией.





[486] Напомним, что г. Харизоменов (цит. выше статья) считал, что из 102 245 работников в 42-х промыслах Моск. губ. — 66% занято в промыслах с безусловным господством домашней системы крупного производства.


[487] "К сожалению, мы не имеем возможности ознакомиться с новейшей работой о кустарной промышленности в Ярославской губ. ("Кустарные промыслы". Изд. стат. бюро Яросл. губ. земства. Ярославль, 1904). Судя по обстоятельной рецензии в "Русск. Вед." (1904, № 248), это— чрезвы­чайно ценное исследование. Кустарей в губернии считается 18 000 (ф.-з. рабочих в 1903 г. считали 33 898). Промыслы падают. Предприятий с наем­ными рабочими 4s. Наемных рабочих — 4f всего числа кустарей. В заве­дениях с 5 и более рабочими занято 15% всего числа кустарей. Ровно половина всех кустарей работает на хозяев из хозяйского материала. Земле­делие в упадке: t/e кустарей без лошадей и коров; 1/3 обрабатывает землю наймом; 1/5 беспосевных. Заработок кустаря — l½ рубля в неделю! (Прим. ко 2-му изданию.)


[488] Все эти цифры приблизительны, ибо точных данных источник не со­общает. В числе сельских ремесленников — мельники, кузнецы и пр. и пр.


[489] См. "Этюды", с. 181—182. В число "кустарей" вошли здесь и ремес­ленники (25%). Исключая ремесленников, получим 29,3% наемных ра­бочих да 29,5% работающих на скупщика (стр. 122), т. е. 58,8% капитали­стически употребляемых рабочих. (См. Сочинения, 5 изд., том 2, стр. 401— 402 и 329. Peд.)


[490] Напр., в конфекционной индустрии капиталистическая работа ва дому особенно развита, а эта индустрия быстро развивается. "Спрос на та­кой предмет первой необходимости, как готовое платье, с каждым годом увеличивается" ("Вести. Фин.", 1897, 52, обзор Нижегородской ярмарки). Только с 80-х годов это производство развилось в громадных размерах. В настоящее время в одной Москве производится готового платья на сумму не менее 16-тп млн. руб., при числе рабочих до 20 тыс. чел. Во всей России производство это, предполагают, достигает суммы 100 млн. руб. ("Успехи русской промышленности по обзорам экспертных комиссий". СПБ. 1897, с. 136—137). В С.-Петербурге перепись 1890 г. насчитала в конфекцион­ном производстве (группа XI, классы 116—118) 39 912 чел., считая и семьи промышленников, в том числе 19 тыс. рабочих, 13 тыс. одиночек с семьями ("С.-Петербург по переписи 15 декабря 1890 года"). По переписи 1897 года всего в России считается занятых производством одежды 1 158 865 чел., при них членов семей 1 621 511; итого 2 780 376 чел. (Прим. ко 2-му изд.)
(Пометка: "(Прим. ко 2-му изд.)" относится лишь к последней фразе примечания, начиная со слов: "По переписи 1897 года..."; остальная часть примечания имеется и в первом издании. Ред.)


[491] Напомним, что число "кустарей" в России считают не менее 4-х миллионов человек (цифра г-на Харизоменова. Г-н Андреев считал 7? млн. чел., но его приемы чересчур размашисты); след., приведен­ные в тексте итоговые данные охватывают ок. 1/10 части общего числа "кустарей".


[492] Ср. "Этюды", с. 179 и следующие. (См. Сочинения, 5 изд., том 2, стр. 399 и следующие. Ред.)


[493] Желание удержать термин "кустарничества" для научного опре­деления форм промышленности повело в нашей литературе к чисто схола­стическим рассуждениям и дефинициям этого "кустарничества". Один ученый "понимал" под кустарями только товаропроизводителей, другой включал ремесленников; один считал необходимым признаком связь с зем­лей, другой допускал исключения; один исключал наемный труд, другой допускал в числе, напр., до 16 рабочих и т. д. и т. д. Само собою разу­меется, что от подобных рассуждений (вместо исследования разных форм промышленности) никакого толку и быть не могло. Заметим, что живу­честь особого термина "кустарничество" объясняется более всего сослов­ностью русского общества: "кустарь" — это промышленник низших сосло­вий, которого можно опекать и насчет которого можно, без стеснения, прожектерствовать; форму промышленности при этом не различают. Купца же и дворянина (хотя бы они были и мелкими промышленниками) "к ку­старям" редко когда отнесут. "Кустарные" промыслы — это обыкновенно всяческие крестьянские и только крестьянские промыслы.


[494] Этот термин "капитализация", излюбленный гг. В. В. и Н.—оном, допустим в газетной статье, для краткости, — но совершенно неуместен в экономическом исследовании, вся цель которого состоит в том, чтобы проанализировать различные формы и стадии капитализма, их значение, их связь, их последовательное развитие. Под "капитализацией" можно разуметь, что угодно: и наем одного "работничка", и скупку, и паровую фабрику. Извольте-ка потом разобрать что-нибудь, если все это свалено в одну кучу!


Этот сайт основан на всемирно известном произведении, но так как автор уже более 75 лет руководит нами из своего мавзолея то и копирайт с ним. Хостинг поддерживается в постоянном рабочем состоянии источниками бесперебойного питания от фирмы industrika.ru.

Реклама по Ленински