Ленин т.03 РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

ПСС Ленина

Том 01   Том 02
Том 03   Том 04
Том 05   Том 06
Том 07   Том 08
Том 09   Том 10
Том 11   Том 12
Том 13   Том 14
Том 15  Том 16
Том 17   Том 18
Том 19   Том 20
Том 21   Том 22
Том 23   Том 24
Том 25   Том 26
Том 27  Том 28
Том 29 Том 30
Том 31   Том 32
Том 33   Том 34
Том 35   Том 36
Том 37   Том 38
Том 39   Том 40
Том 41   Том 42
Том 43   Том 44
Том 45  Том 46
Том 47   Том 48
Том 49   Том 50
Том 51   Том 52
Том 53   Том 54
Том 55  

IV. ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ РАЗДЕЛЕНИЕ ТРУДА И ОТДЕЛЕНИЕ ЗЕМЛЕДЕЛИЯ ОТ ПРОМЫШЛЕННОСТИ


 



В непосредственной связи с разделением труда вообще стоит, как было уже замечено, территориальное разделение труда, специализация отдельных районов на производстве одного продукта, иногда одного сорта продукта и даже известной части продукта. Преоб­ладание ручного производства, существование массы мелких заведений, сохранение связи работника с зем­лей, приковывание мастера к известной специальности, все это обусловливает неизбежно замкнутость отдель­ных промышленных округов мануфактуры; иногда эта местная замкнутость доходит до полной оторванности от остального мира[460], с которым имеют дело только купцы-хозяева.
В нижеследующей тираде г. Харизоменов недоста­точно оценивает значение территориального разделения труда: "Громадные расстояния империи связаны с рез­кими различиями природных условий: одна местность богата лесом и зверем, другая — скотом, третья изоби­лует глиной и железом. Эти природные свойства опре­деляли и характер промышленности. Большие расстоя­ния и неудобства путей сообщения делали невозможной или крайне дорогой перевозку сырья. Вследствие этого по необходимости промысел должен был ютиться по той местности, где под руками был обильный сырой материал. Отсюда и произошла характерная черта нашей промышленности — специализация товарного . производства по огромным и сплошным районам" ("Юрид. Вестник", 1. с., с. 440).
Территориальное разделение труда составляет ха­рактерную черту не нашей промышленности, а мануфак­туры (и в России и в других странах); мелкие про­мыслы не вырабатывали таких широких районов, фаб­рика нарушила их замкнутость и облегчила перенесение в другие места заведений и масс рабочих. Мануфак­тура не только создает сплошные районы, но. и вводит специализацию внутри таких районов (потоварное разделение труда). Наличность сырья в данной мест­ности — отнюдь не обязательна для мануфактуры и вряд ли даже обычна для нее, ибо мануфактура пред­полагает уже довольно широкие торговые сношения[461].
В связи с описанными чертами мануфактуры стоит то обстоятельство, что этой стадии капиталистической эволюции свойственна особая форма отделения земле­делия от промышленности. Наиболее типичным про­мышленником является теперь уже не крестьянин, а не занимающийся земледелием "мастеровой" (на дру­гом полюсе — купец и хозяин мастерской). В боль­шинстве случаев (как мы видели выше) организованные по типу мануфактуры промыслы имеют неземледель­ческие центры: или города или (гораздо чаще) села, жители которых почти не занимаются земледелием, и которые должны быть причислены к поселениям торгово-промышленного характера. Отделение промыш­ленности от земледелия имеет здесь глубокие основа­ния, коренящиеся и в технике мануфактуры, и в ее экономике, и в ее бытовых (или культурных) особен­ностях. Техника приковывает рабочего к одной спе­циальности и поэтому делает его, с одной стороны, негод­ным для земледелия (слабосильным и пр.), с другой стороны, требует непрерывного и продолжительного занятия мастерством. Экономический строй мануфак­туры характеризуется несравненно более глубокой дифференциацией промышленников, чем в мелких промыслах, — а мы видели, что в мелких промыслах па­раллельно с разложением в промышленности идет раз­ложение в земледелии. При том полном обнищании масс производителей, которое является условием и следствием мануфактуры, — ее рабочий персонал не мо­жет рекрутироваться из мало-мальски исправных зем­ледельцев. К культурным особенностям мануфактуры относится, во-1-х, очень продолжительное (иногда ве­ковое) существование промысла, кладущее особый отпе­чаток на население; в0-2-х, более высокий жизненный уровень населения[462]. Об этом последнем обстоятельстве мы скажем сейчас подробнее, но сначала заметим, что полного отделения промышленности от земледелия мануфактура не производит. При ручной технике крупные заведения не могут вытеснить совершенно мелких, особенно если мелкие кустари удлиняют ра­бочий день и понижают уровень своих потребностей: при таких условиях мануфактура, как мы видели, даже развивает мелкие промыслы. Естественно поэтому, что вокруг неземледельческого центра мануфактуры мы видим в большинстве случаев целый округ из земле­дельческих поселений, жители которых тоже занимаются промыслами. И в этом отношении, следовательно, рельефно сказывается переходный характер мануфак­туры между мелким ручным производством и фабрикою. Если даже на Западе мануфактурный период капита­лизма не мог произвести полного отделения промыш­ленных рабочих от земледелия[463], то в России, при сохранении многих учреждений, прикрепляющих кре­стьян к земле, такое отделение не могло не замед­литься. Поэтому, повторяем, наиболее типичным для русской капиталистической мануфактуры является неземледельческий центр, притягивающий к себе насе­ление из окрестных деревень, — жители которых полу­земледельцы, полупромышленники, — и главенствую­щий над этими деревнями.
Особенно замечателен при этом факт более высокого культурного уровня населения в таких неземледельче­ских центрах. Более высокая грамотность, значительно более высокий уровень потребностей и жизни, рез­кое отделение себя от "серой" "деревни-матушки" — таковы обычные отличительные черты жителей в по­добных центрах[464]. Понятно, какое громадное значение имеет этот факт, наглядно свидетельствующий о про­грессивной исторической роли капитализма и притом чисто "народного" капитализма, об "искусственности" которого вряд ли бы решился говорить и самый ярый народник, ибо громадное большинство характеризуе­мых центров относится обыкновенно к "кустарной" промышленности! Переходный характер мануфактуры сказывается и здесь, так как преобразование духовного облика населения она только начинает, заканчивает же его лишь крупная машинная индустрия.


[460] Беличий промысел в Каргопольском уезде, ложкарный в Семенов­ском.


[461] Ввозное (т е. не местное) сырье обрабатывают ткацкие промыслы, павловские, гжельские, пермские кожевенные и мн. др. (ср. "Этюды", с. 122—124). (См. Сочинения, 5 изд., том 2, стр. 329—332. Ред.)


[462] Г-н В. В. уверяет в своих "Очерках куст. пром.", что "у нас... очень мало кустарных уголков, вовсе оставивших сельское хозяйство" (36) — мы показали выше, что их, напротив, очень много — и что "те слабые про­явления разделения труда, которые мы наблюдаем в нашем отечестве, должны быть приписаны не столько энергии промышленного прогресса, сколько неподвижности размеров крестьянского землевладения..." (40). Того обстоятельства, что эти "кустарные уголки" отличаются особым укла­дом техники, экономики и культуры, что они характеризуют особую статью развития капитализма, г. В. В. не замечает. Важно то, что "промыш­ленные села" большею частью получили "низший надел" (39) — (в 1861 г., когда их промышленная жизнь измерялась десятками, а иногда и сотнями лет!) — и, разумеется, не будь этого попущения начальства, не было бы и капитализма.


[463] "Das Kapltal",  I, 779—780.


[464] Важность этого факта заставляет нас дополнить приведенные в § II данные еще нижеследующими. Слобода Бутурлиновка Бобровского уезда Воронежской губ. — один из центров кожевенного производства. Дворов 3681, из них 2383 не занимаются земледелием. Жителей Солее 21 тыс. чел. Дворов с грамотными 53% против 38% по уееду (земско-стат. сборник по Бобровскому уезду). Слобода Покровская и село Балаково Самарской губ. имеют каждое свыше 15 тыс. жит., из которых особенно много сторонних. Бесхозяйных Б0% и 42%. Грамотность выше среднего. Статистика отмечает, что торгово промышленные селения вообще отли­чаются большей грамотностью и "массовым появлением бесхозяйных дворов" (земско-стат. сборники по Новоузенскому и Николаевскому уез­дам). — О более высоком культурном уровне "кустарей" ср. еще "Труды пуст. ком ", III, с. 42; VII, с. 914, Смирнов, 1. с., с 59, Григорьев, 1. с , с. 106 и ел ; Анненский, 1. с., с. 61, "Нижегородский сборник", т. II с. 223—239, "Отч. и иссл ", II, с. 243; III, 151. Затем "Пром. Влад. губ.". III, с. 109 — живая передача того разговора, который вел исследователь. г. Харизоменов, со своим возницей — ткачом шелка. Ткач этот жестоко и резко нападал на "серую" жизнь крестьян, на низкий уровень их потреб­ностей, на их неразвитость и пр. и закончил восклицанием: "Эх, господи, подумаешь, из-за чего только люди живут'" Давно уже замечено, что рус­ский крестьянин всего более беден сознанием своей бедности. О мастеровом капиталистической мануфактуры (не говоря уже о фабрике) приходится сказать, что v атом отношении он — человек сравнительно очень богатый.


Этот сайт основан на всемирно известном произведении, но так как автор уже более 75 лет руководит нами из своего мавзолея то и копирайт с ним. Хостинг поддерживается в постоянном рабочем состоянии источниками бесперебойного питания от фирмы industrika.ru.

Реклама по Ленински