Ленин т.03 РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

ПСС Ленина

Том 01   Том 02
Том 03   Том 04
Том 05   Том 06
Том 07   Том 08
Том 09   Том 10
Том 11   Том 12
Том 13   Том 14
Том 15  Том 16
Том 17   Том 18
Том 19   Том 20
Том 21   Том 22
Том 23   Том 24
Том 25   Том 26
Том 27  Том 28
Том 29 Том 30
Том 31   Том 32
Том 33   Том 34
Том 35   Том 36
Том 37   Том 38
Том 39   Том 40
Том 41   Том 42
Том 43   Том 44
Том 45  Том 46
Том 47   Том 48
Том 49   Том 50
Том 51   Том 52
Том 53   Том 54
Том 55  

IV. РАЗЛОЖЕНИЕ МЕЛКИХ ТОВАРОПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ. ДАННЫЕ ПОДВОРНЫХ ПЕРЕПИСЕЙ КУСТАРЕЙ В МОСКОВСКОЙ ГУБЕРНИИ


 



Посмотрим теперь, каковы те общественно-экономи­ческие отношения, которые складываются среди мел­ких товаропроизводителей в промышленности. Задача определить характер этих отношений однородна с той задачей, которая была поставлена выше, во II главе, относительно мелких земледельцев. Вместо размеров земледельческого хозяйства мы должны взять теперь за основание размеры промысловых хозяйств; груп­пировать мелких промышленников по размерам их производства, рассмотреть роль наемного труда в каждой группе, состояние техники и т. д.[324] Необходимые для такого анализа подворные переписи кустарей мы имеем по Московской губернии[325]. По целому ряду промыслов исследователи приводят точные статистические данные о производстве, иногда и о земледелии каждого отдель­ного кустаря (время основания заведения, число се­мейных и наемных рабочих, сумма годового произ­водства, число лошадей у кустаря, способ обработки земли и т. д.). Никаких групповых таблиц при этом исследователи не дают, и мы должны были составить эти таблицы сами, распределяя кустарей каждого про­мысла на разряды (I — низший; II — средний и III — высший) по числу рабочих (и семейных и наемных) на одно заведение, иногда по размерам производства, по технической постановке его и т. д. Вообще основания для распределения кустарей на разряды были опре­деляемы сообразно всем данным, приведенным в описа­нии промысла; при этом необходимо было в различных промыслах брать различные основания для разделения кустарей на разряды, напр., в очень мелких промыс­лах относить к низшему разряду заведения с 1 рабо­чим, к среднему — с 2-мя, к высшему — с 3-мя и более, а в более крупных промыслах к низшему — заведения с 1—5 рабочими, к среднему с 6—10 и т. д. Без применения различных приемов группировки мы не могли бы представить по каждому промыслу данных о заве­дениях различной величины. Составленная таким обра­зом таблица помещена в приложении (см. прилож. I); в ней указано, по каким признакам кустари каждого промысла распределены на разряды, приведены для каждого разряда в каждом промысле абсолютные числа заведений, рабочих (и семейных и наемных вместе), суммы производства, заведений с наемными рабочими, наемных рабочих; для характеристики земледелия кустарей вычислено среднее число лошадей на 1 хозяина в каждом разряде и процент кустарей, обрабатывающих землю "работником" (т. е. прибегающих к найму сель­ских рабочих). Таблица охватывает всего 37 промыслов с 2278 заведениями, 11 833 работниками и с суммой производства более 5-ти миллионов рублей, а за вы­четом 4-х промыслов, которые исключены из общей сводки по неполноте данных или по исключительному характеру их[326] — всего 33 промысла, 2085 заведений, 9427 работников и сумму производства 3466 тыс. руб., а с поправкой (по 2-м промыслам) — около З¾ млн. рублей.
Так как рассматривать данные по всем 33-м промыс­лам нет никакой надобности и это было бы чересчур обременительно, то мы разделили эти промыслы на 4 категории: 1) 9 промыслов с средним числом рабочих (и семейных и наемных вместе) на 1 заведение от 1,6 до 2,5; 2) 9 промыслов с средним числом рабочих от 2,7 до 4,4; 3) 10 промыслов с средним числом рабочих от 5,1 до 8,4 и 4) 5 промыслов с средним числом рабочих от 11,5 до 17,8. В каждой категории соединены таким образом промыслы, довольно близко подходящие друг к другу по числу рабочих на 1 заведение, и для даль­нейшего изложения мы будем ограничиваться данными об этих 4-х категориях промыслов. Приводим in extenso эти данные.

Категория промыслов Абсолютные числа а) заведений б) рабочих в) суммы производства в руб. %-ное распределение а) заведений б) рабочих в) суммы производ. А) % заведений с наемными рабочими б) % наемных рабочих Средняя сумма производства в рублях а) на 1 заведение б) на 1 рабочего Средне число рабочих на 1 заведение а) семейных б) наемных в) всего
всего По разрядам всего По разрядам всего По разрядам всего По разрядам
I II III I II III I II III I II III
1-ая (9 промыслов) 831 0 100 57 30 13 1,9 1,28 2,4 3,3
1776 100 35 37 28 12 2 19 40 430 243 527 1010 0,2 0,02 0,2 1,2
357890 100 35 37 28 12 1 9 27 202 182 202 224 2,1 1,3 2,6 4,5
2-ая (9 промыслов) 348 100 47 34 19 2,5 1,9 2,9 3,7
1242 100 30 35 35 41 25 43 76 1484 791 1477 3291 1,0 0,3 0,8 3,0
516268 100 25 34 41 26 13 21 45 415 350 399 489 3,5 2,2 3,7 6,7
3-ья (10промыслов) 804 100 53 33 14 2,4 2,0 2,7 2,3
4893 100 25 37 38 64 35 95 100 2503 931 2737 8063 3,7 0,8 3,9 14,9
2013918 100 2 37 43 61 25 59 86 411 324 411 468 6,1 2,8 6,6 17,2
4-ая (5 промыслов) 102 100 38 33 29 2,1 2,2 2,1 2,1
1516 100 15 24 61 84 61 97 100 5666 1919 3952 12714 12,7 3,5 8,7 29,6
577930 100 13 23 64 85 60 81 93 381 33 363 401 14,8 5,7 10,8 31,7
Итог по всем категориям (33 промысла) 2085 100 53 32 15 2,2 1,8 2,6 2,9
9427 100 26 35 39 40 21 57 74 1664 651 1756 5029 2,3 0,4 2,2 9,0
3466006 100 21 34 45 51 20 46 75 367 292 362 421 4,5 2,2 4,8 11,9


Эта табличка сводит те главнейшие данные об отно­шениях высших и низших разрядов кустарей, которые послужат нам для дальнейших выводов. Итоговые данные по всем четырем категориям мы можем иллю­стрировать диаграммой, построенной совершенно так же, как и та диаграмма, которой мы иллюстрировали, во II главе, разложение земледельческого крестьянства. Определяем для каждого разряда процентную долю всего числа заведений, всего числа семейных рабочих, всего числа заведений с наемными рабочими, всего числа рабочих (и семейных и наемных вместе), всей суммы производства и всего числа наемных рабочих, и наносим эти процентные доли (по описанному во II главе приему) на диаграмму.

Диаграмма итоговых данных предыдущей таблицы
Сплошная линия указывает в процентах (считая сверху) долю высшего, третьего, разряда кустарей в общей сумме числа заведений, рабочих и т.д. по 33-м промыслам.




Пунктирная линия указывает в процентах (считая снизу) долю низшего, первого, разряда кустарей в общей сумме числа заведений, рабочих и т.д. по 33 промыслам.
Рассмотрим теперь выводы из этих данных.
Начинаем с роли наемного труда. По 33 промыслам наемный труд преобладает над семейным: 51% всего числа рабочих принадлежит к наемникам; для "куста­рей" Московской губернии этот процент даже еще ниже действительности. Мы подсчитали данные по 54 про­мыслам Московской губернии, по которым даны точные числа наемных рабочих, и получили 17 566 наемников из 29 446 рабочих, т. е. 59,65%. Для Пермской губернии процент наемных рабочих среди всех кустарей и ре­месленников, вместе взятых, определился в 24,5%, а среди одних товаропроизводителей — в 29,4—31,2%. Но эти огульные цифры обнимают, как увидим ниже, не только мелких товаропроизводителей, но также и капиталистическую мануфактуру. Гораздо интерес­нее поэтому тот вывод, что роль наемного труда повы­шается параллельно с расширением размеров заведений: это наблюдается и при сравнении одной категории с другой и при сравнении разных разрядов той же кате­гории. Чем крупнее размеры заведений, тем выше процент заведений с наемными рабочими, тем выше про­цент наемных рабочих. Народники-экономисты огра­ничиваются обыкновенно заявлением, что среди "кустарей" преобладают мелкие заведения с исключительно семейными рабочими, причем в подтверждение приводят нередко "средние" цифры. Как видно из приведенных данных, эти "средние" непригодны для характеристики явления в данном отношении, и численное преобладание мелких заведений с семейными рабочими нисколько не устраняет того основного факта, что тенденция мелко­го товарного производства клонится к все большему упо­треблению наемного труда, к образованию капитали­стических мастерских. Кроме того, приведенные данные опровергают также и другое, не менее распространен­ное утверждение народников, именно, что наемный труд в "кустарном" производстве служит собственно к "восполнению" семейного труда, что к нему прибе­гают не в целях наживы и т. д.[327] На самом же деле, оказывается, что и среди мелких промышленников, — точно так же, как среди мелких земледельцев, — растущее употребление наемного труда идет парал­лельно с увеличением числа семейных рабочих. В боль­шинстве промыслов мы видим, что от низшего разряда к высшему увеличивается употребление наемного труда, несмотря на то, что возрастает и число семейных ра­бочих на одно заведение. Употребление наемного труда не сглаживает различия в семейном составе "кустарей", а усиливает эти различия. Диаграмма наглядно пока­зывает эту общую черту мелких промыслов: высший разряд концентрирует громадную массу наемных ра­бочих, несмотря на то, что он наилучше обеспечен семейными рабочими. "Семейная кооперация" является, таким образом, основанием капиталистической коопе­рации[328]. Само собою разумеется, конечно, что этот "закон" относится только к самым мелким товаропроиз­водителям, только к зачаткам капитализма; этот закон доказывает, что тенденция крестьянства состоит в пре­вращении в мелкого буржуа. Раз только образовались уже мастерские с довольно крупным числом наемных рабочих, — значение "семейной кооперации" неизбежно должно падать. И мы видим, действительно, из наших данных, что указанный закон не применяется к наи­более крупным разрядам высших категорий. Когда "кустарь" превращается в настоящего капиталиста, занимающего от 15 до 30 наемных рабочих, — роль семейного труда в его мастерских падает, доходя до самой ничтожной величины (напр., в высшем разряде высшей категории семейные рабочие составляют только 7% всего числа рабочих). Другими словами: поскольку "кустарные" промыслы имеют такие мелкие размеры, что в них преобладающую роль играет "семейная кооперация", — постольку эта семейная кооперация является вернейшим залогом развития капиталисти­ческой кооперации. Здесь сказывается, следовательно, с полной наглядностью диалектика товарного произ­водства, превращающая "жизнь трудами рук своих" в жизнь, основанную на эксплуатации чужого труда.
Переходим к данным о производительности труда. Данные о сумме производства, приходящейся в каждом разряде на 1 рабочего, показывают, что с увеличением размеров заведений повышается производительность труда. Это наблюдается в громадном большинстве промыслов и во всех без исключения категориях про­мыслов; диаграмма наглядно иллюстрирует этот закон, показывая, что на долю высшего разряда приходится большая доля всей суммы производства, чем его доля в общем числе рабочих; в низшем разряде это отноше­ние обратно. Сумма производства, приходящаяся на 1 рабочего в заведениях высших разрядов, оказывается на 20—40% выше таковой же суммы в заведениях низ­шего разряда. Правда, крупные заведения имеют обык­новенно более продолжительный рабочий период, и иногда они обрабатывают более ценный материал, чем мелкие, но оба эти обстоятельства не могут устранить того факта, что производительность труда в круп­ных мастерских значительно выше, чем в мелких[329]. Да это и не может быть иначе. Крупные заведе­ния имеют в 3—5 раз больше рабочих (и семейных, и наемных вместе), чем мелкие, а применение коопе­рации в более широких размерах не может не влиять на повышение производительности труда. Крупные мастерские всегда бывают лучше обставлены в тех­ническом отношении, снабжены лучшими инструментами, орудиями, приспособлениями, машинами и т. д. Напр., в щеточном промысле в "правильно орга­низованной мастерской" должно быть до 15 ра­бочих, в крючечном — 9—10 рабочих. В игрушечном промысле большинство кустарей обходится для сушки товара обыкновенными печами, более крупные хо­зяева имеют особые сушильные печи, а крупнейшие — особые здания, сушильни. В производстве металличе­ских игрушек особые мастерские есть у 8 хозяев из 16-ти, а по разрядам: I) 0 у 6; II) 3 у 5 и III) 5 у 5. У 142 зеркальщиков и рамочников 18 особых мастер­ских, а по разрядам: I) 3 у 99; II) 4 у 27 и III) 11 у 16. В грохотоплетном промысле плетение гро­хотов совершается ручным способом (I разряд), а тканье — механическим (II и III разряды). В порт­няжном промысле на 1 хозяина приходится швейных машин по разрядам: I) 1,3; II) 2,1 и III) 3,4 и т. д., и т. д. В исследовании мебельного промысла г. Исаев констатирует, что ведение дела одиночками сопря­жено с следующими невыгодами: 1) неимение оди­ночками полного состава орудий; 2) сужение круга изготовляемых товаров, ибо для громоздких продук­тов нет места в избе; 3) гораздо более дорогая по­купка материала в розницу (дороже на 30—35%); 4) необходимость продавать товар дешевле отчасти вследствие недоверия к мелкому "кустарнику", от­части вследствие нужды его в деньгах[330]. Известно, что совершенно аналогичные явления наблюдают­ся не в одном мебельном, а в громадной массе мелких крестьянских промыслов. Наконец, необхо­димо добавить, что увеличение стоимости изделий, производимых одним рабочим, наблюдается не только от низшего разряда к высшему в большинстве про­мыслов, но также и от мелких промыслов к крупным. В 1-ой категории промыслов один рабочий произво­дит в среднем на 202 руб., во 2-ой и 3-ьей — рублей на 400, в 4-ой — более чем на 500 руб. (цифру 381, по вышеуказанной причине, надо увеличить раза в полтора). Это обстоятельство указывает на связь между вздорожанием сырья и процессом вытеснения мелких заведений крупными. Каждый шаг в разви­тии капиталистического общества неизбежно сопрово­ждается вздорожанием таких продуктов, как лес и т. п., и, таким образом, ускоряет гибель мелких за­ведений.
Из вышеизложенного вытекает, что и в мелких крестьянских промыслах громадную роль играют сравнительно крупные капиталистические заведения. Составляя небольшое меньшинство в общем числе заведений, они концентрируют, однако, весьма боль­шую долю общего числа рабочих и еще боль­шую долю общей суммы производства. Так, по 33-м промыслам Московской губернии 15% заведений высшего разряда концентрируют 45% всей суммы производства; на долю же 53-х процентов заведе­ний низшего разряда приходится всего только 21% всей суммы производства. Само собою разумеется, что распределение чистого дохода от промыслов должно быть еще несравненно менее равномерным. Данные пермской кустарной переписи 1894/95 г. на­глядно иллюстрируют это. Выделяя по 7-ми промыс­лам наиболее крупные заведения, получаем такую картину взаимоотношений мелких и крупных заве­дений[331]:

Заведения Число заведений Число рабочих Валовой доход Заработная плата Чистый доход
семейных наемных всего всего На 1 наемного рабочего всего На 1 наемного рабочего всего На 1 рабоч.
Все заведения 735 1587 837 2424 239837 98,9 28935 34,5 69027 43
Крупные 53 65 336 401 117870 293 16215 48,2 22529 346
Остальные 682 1522 501 2023 121967 60,2 12770 25,4 46498 30,5


Ничтожная доля крупных заведений (менее 1/10 общего числа), имеющих около 1/5 всего числа рабочих, сосредоточивает почти половину всего производства и около 2/5 всего дохода (считая вместе и заработ­ную плату рабочих и доход хозяев). Мелкие хозяй­чики получают чистый доход, значительно уступаю­щий заработной плате наемных рабочих в крупных заведениях; в другом месте мы показали подробно, что такое явление представляет из себя не исключение, а общее правило для мелких крестьянских промыс­лов[332].
Резюмируя те выводы, которые вытекают из разоб­ранных нами данных, мы должны сказать, что экономи­ческий строй мелких крестьянских промыслов пред­ставляет из себя типичный мелкобуржуазный строй, — такой же, какой мы констатировали выше среди мел­ких земледельцев. Расширение, развитие, улучшение мелких крестьянских промыслов не может происхо­дить в данной общественно-хозяйственной атмосфере иначе, как выделяя меньшинство мелких капиталистов, с одной стороны, а с другой — большинство наемных рабочих или таких "самостоятельных кустарей", ко­торым живется еще тяжелее и хуже, чем наемным ра­бочим. Мы наблюдаем, следовательно, в самых мелких крестьянских промыслах самые явственные зачатки капитализма, — того самого капитализма, который раз­ными экономистами-Маниловыми[lxxv] изображается чем-то оторванным от "народного производства". И с точки зрения теории внутреннего рынка значение разобранных фактов немаловажно. Развитие мелких крестьянских промыслов ведет к тому, что более состоятельные промышленники расширяют спрос на средства произ­водства и на рабочую силу, почерпаемую из рядов сельского пролетариата. Число наемных рабочих у сель­ских ремесленников и мелких промышленников во всей России должно быть довольно внушительным, если, напр., в одной Пермской губернии их насчитывается около 6½ тысяч[333].


[324] Г-н Варзер, описывая "кустарную" промышленность Черниговской гу0., констатирует "разнообразие экономических единиц" (с одной сто­роны, семьи с доходом 500—800 руб., с другой — "почти нищие") и делает такое замечание: "При таких условиях подворная опись хозяйств и груп­пировка их на известное число средних типов хозяйств со всей их хозяйственной обстановкой — единственное средство представить картину экономического быта кустарей во всей полноте. Все остальное будет или фантазия случайных впечатлений или кабинетная работа арифметических выкладок, основанных на различного рода средних нормах..." ("Труды куст. ком.", в. V, с. 354).


[325] "Сборник стат. свед. по Моск. губ.", т. VI и VII. "Пром. Моск. губ." и А. Исаев; "Промыслы Моск. губ.", М. 1876—1877, 2 тома. По небольшому числу промыслов напечатаны такие же сведения и в "Пром. Влад. губ.". Само собой разумеется, что мы ограничиваемся в настоящей главе рассмо­трением только таких промыслов, в которых мелкие товаропроизводители работают на рынок, а не на скупщиков, — по крайней мере в громадном большинстве случаев. Работа на скупщиков есть более сложное явление, которое мы рассмотрим особо ниже. Подворные переписи кустарей, рабо­тающих на скупщиков, непригодны для суждения об отношениях между мелкими товаропроизводителями.


[326] На этом основании исключен из сводки фарфоровый "промысел". в котором в 20 заведениях имеется 1817 наемных рабочих. Характерно для господствующей у нас путаницы понятий, что московские статистики и этот промысел включили в число "кустарных" промыслов (см. сводные таблицы в III выпуске VII тома, 1. с.).


[327] См., напр., "Сборник стат. свед. по Моск. губ.", т. VI, в. 1, стр. 21.


[328] Тот же вывод вытекает из данных о пермских "кустарях", см. наши "Этюды", стр. 126—128. (См. Сочинения. 5 изд., том 2, стр. 334—337. Ред.)


[329] По крахмальному промыслу, вошедшему в наши таблицы, есть данные о продолжительности рабочего периода в заведениях разных размеров. Оказывается (как мы видели выше), что и в одинаковый период один рабочий в крупном заведении доставляет большее количество продукта, чем в мелком.


[330] Мелкий производитель борется с этими неблагоприятными условиями, удлиняя рабочий день и усиливая напряженность труда (1. с. с. 38). При товарном хозяйстве мелкий производитель и в земледелии, и в промышлен­ности держится лишь посредством понижения потребностей.


[331] См. ваши "Этюды", стр. 153 и следующие (см. Сочинения, 5 изд., том 2, стр. 368 и следующие. Ред.), где приведены данные по каждому промыслу в отдельности. Заметим, что все эти данные относятся к кустарям-земледельцам, работающим на рынок.


[332] Из приведенных в тексте данных видно, что в мелких крестьянских промыслах громадную и даже преобладающую роль играют заведения с суммой производства свыше 1000 рублей Напомним, что такие заведе­ния всегда относились нашей официальной статистикой и продолжают относиться к числу "фабрик и заводов" [ср. "Этюды", стр. 267, 270 (см. Сочинения, 4 изд., том 4, стр. 5, 9 Ред.), и главу VII, § II] Таким образом, если бы мы считали позволительным для экономиста пользоваться той ходячей традиционной терминологией, дальше которой не пошли паши народники, — то мы вправе были бы установить следующий "закон". среди крестьянских, "кустарных" заведений преобладающую роль играют "фабрики и заводы", не попадающие в официальную статистику вследствие ее неудовлетворительности.


[lxxv] Манилов — персонаж в повести Н. В. Гоголя "Мертвые души", ставший нарицательным типом безвольного мечта­теля, пустого фантазера, бездеятельного болтуна.


[333] Образование мелкими товаропроизводителями сра­внительно крупных мастерских представляет из себя переход к более высокой форме промышленности.
Добавим, что и в других губерниях, кроме Московской и Пермской, источники констатируют совершенно аналогичные отношения в среде мел­ких товаропроизводителей См напр., "Пром. Влад. губ ", вып. II, по­дворные переписи башмачников и валяльщиков, "Труды куст. Ком.", вып. II — о колесниках Медынского уезда, вып. II — об овчинниках того же уезда вып. III — о скорняках Арзамасского уезда, вып. VI — о ва­ляльщиках Семеновского уезда и о кожевниках Васильского уезда, и т д. Ср. "Нижегородский сборник", т. IV, с. 137, — общий отзыв А. С. Гацис-ского о мелких промыслах констатирует выделение крупных мастерских. Ср. доклад Анненского о павловских кустарях (указ. выше), о группах се­мей по величине недельного заработка и т. д. , и т д., и т д. Все эти ука­зания отличаются от разобранных нами данных подворных переписей только своей неполнотой и бедностью. Сущность те дела везде одинакова.


Этот сайт основан на всемирно известном произведении, но так как автор уже более 75 лет руководит нами из своего мавзолея то и копирайт с ним. Хостинг поддерживается в постоянном рабочем состоянии источниками бесперебойного питания от фирмы industrika.ru.

Реклама по Ленински