Ленин т.03 РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

ПСС Ленина

Том 01   Том 02
Том 03   Том 04
Том 05   Том 06
Том 07   Том 08
Том 09   Том 10
Том 11   Том 12
Том 13   Том 14
Том 15  Том 16
Том 17   Том 18
Том 19   Том 20
Том 21   Том 22
Том 23   Том 24
Том 25   Том 26
Том 27  Том 28
Том 29 Том 30
Том 31   Том 32
Том 33   Том 34
Том 35   Том 36
Том 37   Том 38
Том 39   Том 40
Том 41   Том 42
Том 43   Том 44
Том 45  Том 46
Том 47   Том 48
Том 49   Том 50
Том 51   Том 52
Том 53   Том 54
Том 55  

ДВЕ ФОРМЫ ЭТОГО ПРОЦЕССА И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ


 


Из вышеизложенного вытекают еще следующие свойства мелкого производства, заслуживающие вни­мания. Появление нового промысла означает, как мы уже заметили, процесс роста общественного разделе­ния труда. Поэтому такой процесс необходимо должен иметь место в каждом капиталистическом обществе, поскольку в нем сохраняются еще в той или другой степени крестьянство и полунатуральное земледелие, поскольку различные учреждения и традиции старины (в связи с дурными путями сообщения и пр.) препят­ствуют крупной машинной индустрии непосредственно занять место домашней промышленности. Всякий шаг в развитии товарного хозяйства неизбежно приводит к тому, что крестьянство выделяет из себя все новых и новых промышленников; этот процесс поднимает, так сказать, новую почву, подготовляет для последую­щего захвата капитализмом новые области в наибо­лее отсталых частях страны или в наиболее отсталых отраслях промышленности. Тот же самый рост капи­тализма проявляется в других частях страны или в других отраслях промышленности совершенно иначе: не увеличением, а уменьшением числа мелких ма­стерских и рабочих на дому, поглощаемых фабри­кой. Понятно, что для изучения развития капитали­зма в промышленности данной страны необходимо самым строгим образом различать эти процессы; смешение их не может не вести к полной путанице по­нятий[310].
В пореформенной России рост мелких промыслов, выражающий собой начальные шаги развития капита­лизма, проявлялся и проявляется двояко: во-1-х, в переселении мелких промышленников и ремесленни­ков из центральных, давно заселенных и в экономи­ческом отношении наиболее развитых губерний на. окраины; во-2-х, в образовании новых мелких про­мыслов и расширении существовавших раньше промыс­лов в местном населении.
Первый из этих процессов составляет одно из прояв­лений той колонизации окраин, на которую мы уже указывали выше (гл. IV, § II). Крестьянин-промыш­ленник в губерниях Нижегородской, Владимирской, Тверской, Калужской и т. п., чувствуя усиление кон­куренции вместе с ростом населения и угрожающий мелкому производству рост капиталистической ману­фактуры и фабрики, уходит на юг, где "мастеровых" людей еще мало, заработки высоки, а жизнь дешева. На новом месте основывалось мелкое заведение, которое полагало начало новому крестьянскому промыслу, распространявшемуся затем в данном селении и по его окрестностям. Центральные местности страны, обла­дающие вековой промышленной культурой, помогали таким образом развитию такой же культуры в начи­нающих заселяться, новых частях страны. Капитали­стические отношения (свойственные, как увидим ниже, и мелким крестьянским промыслам) переносились та­ким образом на всю страну[311].
Переходим к тем фактам, которые выражают второй из указанных выше процессов. Заметим предвари­тельно, что, констатируя рост мелких крестьянских заведений и промыслов, мы пока не касаемся вопроса об экономической организации их: из дальнейшего будет видно, что эти промыслы либо ведут к образо­ванию капиталистической простой кооперации и тор­гового капитала, либо представляют из себя составную часть капиталистической мануфактуры.
Скорняжный промысел в Арзамасском уезде Ниже­городской губернии зародился в гор. Арзамасе и затем постепенно переходил в пригородные селения, охваты­вая все больший и больший район. Сначала в селах было мало скорняков, и у них было помногу наемных рабочих; работники были дешевы, ибо шли внаймы, чтобы учиться. Научившись, они расходились и откры­вали свои мелкие заведения, — подготовляя таким образом более широкую почву для господства капи­тала, который подчиняет себе в настоящее время боль­шую часть промышленников[312].Заметим вообще, что это обилие наемных рабочих в первых заведениях возни­кающего промысла и последующее превращение этих наемных рабочих в мелких хозяйчиков есть явление самое распространенное, имеющее характер общего пра­вила[313]. Очевидно, было бы глубокой ошибкой делать отсюда тот вывод, что "вопреки разным историческим соображениям... не крупные предприятия поглощают мелкие, а мелкие вырастают из крупных"[314]. Круп­ные размеры первых заведений вовсе не выражают никакой концентрации промысла; они объясняются единичным характером этих заведений и стремле­нием окрестных крестьян поучиться в этих мастер­ских выгодному промыслу. Что касается до процесса распространения крестьянских промыслов из их ста­рых центров в окрестные селения, то этот процесс наблюдается в очень многих случаях. Так, напр., в пореформенную эпоху развивались (и по числу охва­ченных промыслом селений и по числу промышленни­ков и по сумме производства) следующие выдающиеся по своему значению промыслы: павловский сталеслесарный, кожевенно-сапожный села Кимры, вязание обуви в г. Арзамасе и в окрестностях[lxxiv], металлоиздельный промысел села Бурмакина, шапочный промысел села Молвитина и его района, стекольный, шляпный, кружевной промыслы Московской губернии, ювелир­ный промысел Красносельского района и т. д.[315] Автор статьи о кустарных промыслах в 7-ми волостях Туль­ского уезда констатирует как общее явление "увели­чение числа ремесленников после крестьянской ре­формы", "появление кустарей и ремесленников в таких местностях, где их в дореформенное время не было"[316]. Соответствующий отзыв делают и московские стати­стики[317]. Мы можем подкрепить этот отзыв статистическими данными о     времени возникновения 523-х кустарных заведений в 10 промыслах Московской губернии[318].

Все число заведений Число заведений, основанных
Неизвестно когда давно В XIX веке, в годы
10-е 20-е 30-е 40-е 50-е 60-е 70-е
523 13 46 3 6 11 11 37 121 275


Точно так же и пермская кустарная перепись обна­ружила (по данным о времени возникновения 8884 мелких ремесленных и кустарных заведений), что пореформенная эпоха характеризуется особенно бы­стрым ростом мелких промыслов. Интересно взглянуть поближе на этот процесс возникновения новых про­мыслов. Производство шерстяных и полушелковых материй во Владимирской губ. возникло недавно, в 1861 г. Сначала это производство было отхожим про­мыслом, а затем появляются и в деревнях "мастерки", раздающие пряжу. Один из первых "фабрикантов" одно время торговал крупами, скупая их в Тамбовских и Саратовских "степях". С проведением железных дорог цены на хлеб сравнялись, хлебная торговля кон­центрировалась в руках миллионеров, и наш торговец решил употребить свой капитал на промышленное ткацкое предприятие; он поступил на фабрику, озна­комился с делом и превратился в "мастерка"[319]. Таким образом, образование нового "промысла" в данной местности было вызвано тем, что общее экономическое развитие страны вытесняло капитал из торговли и направляло его к промышленности[320]. Исследователь приведенного нами в пример промысла указывает, что описанный им случай далеко не единичный: кре­стьяне, жившие отхожими промыслами, "были пионе­рами всевозможных промыслов, несли свои технические познания в родную деревню, увлекали за собой в отход новые рабочие силы, а богатых мужиков разжигали своими рассказами о баснословных барышах, какие промысел доставляет светелочнику и мастерку. Богатый мужик, который клал деньги в кубышку или занимался хлебной торговлей, внимал этим рассказам и пускался в промышленные предприятия" (ibidem). Сапожный и валяльный промыслы в Александровском уезде Вла­димирской губернии возникали в некоторых местах таким образом: хозяева миткальных светелок или мелких раздаточных контор, видя упадок ручного тка­чества, заводили мастерские другого производства, нанимая иногда мастеров для ознакомления с делом и обучения ему детей[321]. По мере того, как крупная промышленность вытесняет мелкий капитал из одного производства, — этот капитал направляется в дру­гие производства, давая им толчок развития в том же направлении.
Те общие условия пореформенной эпохи, которые вызывали развитие в деревне мелких промыслов, чрез­вычайно рельефно охарактеризованы исследователями московских промыслов. "С одной стороны, за это время условия крестьянского быта значительно ухудши­лись, — читаем мы в описании кружевного промысла,— а, с другой стороны, потребности населения — той части его, которая находится в более благоприятных условиях, — значительно возросли"[322]. И автор кон­статирует, по данным о взятой им области, увеличение числа безлошадных и не занимающихся хлебопаше­ством, наряду с увеличением числа многолошадных крестьян и общего количества скота у крестьян. Таким образом, с одной стороны, увеличилось число лиц, нуждающихся в "стороннем заработке", ищущих про­мысловой работы, — с другой стороны, меньшинство зажиточных семей богатело, составляло "сбережения", получало "возможность принанять одного рабочего, другого или раздавать работу по домам бедным кре­стьянам". "Здесь мы, конечно, — поясняет автор, — не касаемся тех случаев, когда из среды таких семей развиваются личности, известные под названием кула­ков, мироедов, а рассматриваем лишь самые обыкно­венные явления в среде крестьянского населения".
Итак, местные исследователи указывают на связь между разложением крестьянства и ростом мелких крестьянских- промыслов. И это вполне понятно. Из данных, изложенных во II главе, вытекает, что раз­ложение земледельческого крестьянства необходимо должно было дополняться ростом мелких крестьянских промыслов. По мере упадка натурального хозяйства, один за другим вид обработки сырья превращался в особые отрасли промышленности; образование крестьянской буржуазии и сельского пролетариата увели­чивало спрос на продукты мелких крестьянских про­мыслов, доставляя в то же время и свободные рабочие руки для этих промыслов и свободные денежные сред­ства[323].


[310] Вот интересный пример того, как в одной и той же губернии, в одно и то же время, в одном и том же промысле совмещаются два эти различные процесса. Самопрялочный промысел (в Вятской губ.) является дополне­нием домашнего производства тканей. Развитие этого промысла знаменует зарождение товарного производства, охватывающего изготовление одного из орудий производства тканей. И вот мы видим, что в глухих местах гу­бернии, на севере ее, самопрялка почти не известна ("Материалы по описа­нию промыслов Вятской губ.", II. 27), в там "промысел мог бы вновь возник­нуть", т. е. мог бы пробить первую брешь в патриархальном натуральном хозяйстве крестьян. Между тем в других частях губернии промысел этот уже падает, и вероятной причиной упадка исследователи считают "все больше и больше распространяющееся в крестьянской среде употребление фабричных хлопчатобумажных тканей" (с. 26). Здесь, следовательно, рост товарного производства и капитализма проявляется уже в вытеснении мелкого промысла фабрикою.


[311] См., напр., С. А. Короленко, I. с., о движении промышленных ра­бочих на окраины, где часть рабочих и оседает. "Труды куст. ком.", в. I (о преобладании пришлых из центральных губерний промышленников в Ставропольской губ.); в. III, с. 34 (переселение выездновских сапожников Нижегород губ. в низовые поволжские города); в. IX (кожевники села Богородского той же губернии поосновали заводы по всей России). "Пром. Влад. губ ", IV, 136 (владимирские гончары занесли свое производство в Астраханскую губернию). Ср. "Отч. и иссл.", т. I, стр. 125, 210; т. II, 160—165, 168, 222—общее замечание о преобладании пришлых промыш­ленников из великороссийских губерний "на всем юге".


[312] "Труды куст. ком.", III.


[313] Напр., то же явление констатируют в цветильном промысле Мо­сковской губ ("Пром. Моск. губ.", VI, I, 73—99), в шляпном (Ibid., VI, в I), в скорняжном (ibid.. VII, в. I, ч. 2), в павловском сталеслесарном (Григорьев. 1. с., 37—38) и др.


[314] Такой вывод не замедлил сделать по поводу одного из фактов указанного характера г. В. В. в "Судьбах капитализма", 78—79.


[lxxiv] В середине XIX века в г. Арзамасе и его окрестностях было широко развито вязание обуви из разноцветной шерсти с узорами. В 1860-х годах в Арзамасе, Никольском монастыре и селе Выездная Слобода изготовлялось до десяти тысяч и более пар в год вязаной обуви, которая сбывалась на Ниже­городской ярмарке и отправлялась в Сибирь, на Кавказ и в другие районы России.


[315] А. Смирнов: "Павлове и Ворсма". М. 1864. — Н. Лабзин: "Иссле­дование промышленности ножевой и т. д.". СПБ. 1870. — Григорьев, 1. с. — Н. Анненский. "Доклад и т. д." в .№ 1 "Нижегородского Вестника Пароходства и Промышленности" ва 1891 г. — "Материалы" земской ста­тистики по Горбатовскому у. Нижний-Новгород, 1892. — А. Н. Потресов, доклад в СПБ. отделении комитета ссудо-сберегательного товарищества в 1895 г. — "Статистический временник Росс. империи", II, в. 3. СПБ. 1872. — "Труды куст. ком.", VIII. — "Отч. и иссл.", I, III. — "Труды куст. ком.". VI, XIII. — "Пром. Моск. губ.", VI, вып. I, с. Ill, Ib. 177; VII, в. II, о. 8. — "Ист.-стат. обзор промышленности в России", II, гр. VI, производство 1. — "Вестн. Фин.", 1898, № 42. Ср. также "Пром. Влад. губ.", III, 18—19 и др.


[316] "Труды куст. ком.". IX. 2303—2304.


[317] "Пром. Моск. губ.", VII, в. I, ч. 2. 196.


[318] Данные о промыслах- щеточном, булавочном, крючечном, шляп­ном, крахмальном, сапожном, очешном. медношорном, бахромном и мебельном выбраны из подворных переписей кустарей, приведенных в "Пром. Моск. губ." и в книге г. Исаева, носящей то же заглавие.


[319] "Пром. Влад. губ.", III. 242—243.


[320] В своем исследовании об исторических судьбах русской фабрики М. И. Т.-Барановский показал, что торговый капитал был необходимым историческим условием образования крупной промышленности. См. его книгу. "Фабрика и т. д.", СПБ. 1898.


[321] "Пром. Влад. губ ". II, 25, 270.


[322] "Пром. Моск. Губ.", т. VI, в. II, с. 8 и следующие.


[323] Основная теоретическая ошибка г Н —она в рассуждениях о "капитализации промыслов" состоит в том, что он игнорирует первые шаги товарного производства и капитализма в его последовательных стадиях. Г-н н —он перепрыгивает прямо от "нарочного производства" к "капита­лизму", — и потом удивляется, с забавной наивностью, что у него полу­чается капитализм беспочвенный, искусственный и т. д.


Этот сайт основан на всемирно известном произведении, но так как автор уже более 75 лет руководит нами из своего мавзолея то и копирайт с ним. Хостинг поддерживается в постоянном рабочем состоянии источниками бесперебойного питания от фирмы industrika.ru.

Реклама по Ленински