Ленин т.03 РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

ПСС Ленина

Том 01   Том 02
Том 03   Том 04
Том 05   Том 06
Том 07   Том 08
Том 09   Том 10
Том 11   Том 12
Том 13   Том 14
Том 15  Том 16
Том 17   Том 18
Том 19   Том 20
Том 21   Том 22
Том 23   Том 24
Том 25   Том 26
Том 27  Том 28
Том 29 Том 30
Том 31   Том 32
Том 33   Том 34
Том 35   Том 36
Том 37   Том 38
Том 39   Том 40
Том 41   Том 42
Том 43   Том 44
Том 45  Том 46
Том 47   Том 48
Том 49   Том 50
Том 51   Том 52
Том 53   Том 54
Том 55  

VIII. ПРОМЫШЛЕННОЕ ОГОРОДНИЧЕСТВО И САДОВОДСТВО; ПОДГОРОДНОЕ ХОЗЯЙСТВО


 



С падением крепостного права "помещичье садо­водство", которое было развито в довольно значительной степени, "сразу и быстро пришло в упадок почти во всей России"[251]. Проведение железных дорог изменило дело, дав "громадный толчок" развитию нового, ком­мерческого садоводства, и произвело "полный поворот к лучшему" в данной отрасли торгового земледелия[252]. С одной стороны, привоз дешевых плодов с юга подрывал садоводство в прежних центрах его рас­пространения[253], — с другой стороны, промышленное садоводство развивалось, например, в губерниях Ковенской, Виленской, Минской, Гродненской, Могилевской, Нижегородской наряду с расширением рынков сбыта[254]. Г-н В. Пашкевич указывает, что исследование состояния плодоводства в 1893/94 г. по­казало значительное развитие его как промышлен­ной отрасли в последнее десятилетие, увеличение спроса на садовников и садовых рабочих и т. д.[255] Статистические данные подтверждают эти отзывы: пе­ревозка фруктов по русским железным дорогам возрастает[256]; ввоз фруктов из-за границы, возра­ставший в первое десятилетие после реформы, умень­шается[257].
Само собою разумеется, что торговое огородничество, дающее предметы потребления для несравненно боль­ших масс населения, чем садоводство, развивалось еще быстрее и еще шире. Промышленные огороды достигают значительного распространения, во-1-х, около городов[258]; во-2-х, около фабричных и торгово-промышленных поселков[259], а также по линиям желез­ных дорог; в-3-х, в отдельных селениях, разбросанных по всей России и получивших известность по произ­водству огородных овощей[260]. Необходимо заметить, что спрос на этого рода продукты предъявляет не только индустриальное, но и земледельческое населе­ние: напомним, что по бюджетам воронежских крестьян расход на овощи составляет 47 коп. на 1 душу населе­ния, причем больше половины этого расхода идет на покупные продукты.
Чтобы ознакомиться с теми общественно-экономиче­скими отношениями, которые складываются в торговом земледелии этого вида, надо обратиться к данным местных исследований об особенно развитых районах огородничества. Под Петербургом, например, широко развито парниковое и тепличное огородничество, за­веденное пришлыми огородниками из ростовцев. Число парниковых рам считается у крупных огородников тысячами, у средних — сотнями. "Некоторые крупные огородники заготовляют кислую капусту для поставки в войска десятками тысяч пудов"[261]. По данным земской статистики, в Петербургском уезде из местного населения 474 двора занято огородничеством (ок. 400 руб. дохода на 1 двор) и 230 — садоводством. Капиталистические отношения развиты очень широко, как в форме торгового капитала ("промысел подвер­гается жесточайшей эксплуатации барышников"), так и в форме найма рабочих. В пришлом населении, например, насчитано 115 хозяев-огородников (доход свыше 3-х тыс. руб. на 1 хозяина) и 711 рабочих-ого­родников (доход по 116 руб.)[262].
К таким же типичным представителям сельской буржуазии принадлежат и подмосковные крестьяне-огородники. "По приблизительному расчету, на москов­ские рынки поступает ежегодно свыше 4-х миллионов пудов овощей и зелени. Некоторые села ведут круп­ную торговлю кислыми овощами: Ногатинская волость продает около 1 миллиона ведер кислой капусты на фабрики в казармы, отправляя даже в Кронштадт... Торговые огороды распространены во всех москов­ских уездах, преимущественно поблизости городов и фабрик"[263]. "Рубка капусты производится наемными рабочими, приходящими из Волоколамского уезда" ("Ист.-стат. обзор", I, стр. 19).
Совершенно однородны отношения в известном районе огородничества в Ростовском уезде Ярославской губ., обнимающем 55 огородных сел, Поречье, Угодичи и др. Вся земля, кроме выгона и лугов, занята здесь издавна огородами. Сильно развита техническая переработка овощей—консервное производство[264]. Вместе с про­дуктом земли обращается в товар и сама земля, и рабо­чая сила. Несмотря на "общину", неравномерность землепользования, например, в селе Поречье очень велика: у одного на 4 души — 7 "огородов", у другого на 3 души — 17; объясняется это тем, что коренных переделов здесь не бывает; бывают только частные переделы, причем крестьяне "свободно меняются" своими "огородами" и "делками" ("Обзор Яросл. губ.", 97—98)[265]. "Большая часть полевых работ... испол­няется поденщиками и поденщицами, которых в летнее рабочее время много приходит в Поречье, как из со­седних селений, так и из соседних губерний" (ibid., 99). Во всей Ярославской губ. считают 10 322 человека (из них 7689 ростовцев), занятых "сельскохозяйственным я огородным" отхожими промыслами — т. е. в большин­стве случаев наемных рабочих данной профессии[266]. Вышеприведенные данные о приходе сельских рабочих в столичные губернии. Ярославскую и т. д. должны быть поставлены в связь с развитием не одного молоч­ного хозяйства, но также и торгового огородничества.
К огородничеству же относится тепличное выращи­вание овощей — промысел, который быстро развивается среди зажиточных крестьян Московской и Тверской губернии[267]. В первой губернии перепись 1880^81 г. насчитала 88 заведений с 3011 рамами; рабочих было 213, из них наемных 47 (22,6%); сумма производства — 54 400 руб. Средний тепличник должен был вложить в "дело" не менее 300 руб. Из 74-х хозяев, о которых даны подворные сведения, 41 имеют купчую землю и столько же арендуют землю; на 1 хозяина прихо­дится по 2,2 лошади. Ясно отсюда, что тепличный промысел доступен только представителям крестьян­ской буржуазии[268].
На юге России к рассматриваемому виду торгового земледелия относится также промышленное бахче­водство. Приведем краткие указания на его развитие в одном из районов, описанном в интересной статье "Вестн. Фин." (1897, № 16) о "промышленном произ­водстве арбузов". Возникло это производство в селе Быкове (Царевского уезда Астраханской губ.) в конце 60-х и начале 70-х годов. Продукт, шедший сначала лишь в Поволжье, направился с проведением жел. дорог в столицы. В 80-х годах производство "увеличи­лось по крайней мере в 10 раз", благодаря громадным барышам (150—200 руб. на 1 дес.), которые получали инициаторы дела. Как истые мелкие буржуа, они всячески старались помешать увеличению числа про­изводителей, с величайшей тщательностью охраняя от соседей "секрет" нового прибыльного занятия. Разу­меется, все эти героические усилия "мужика-земле­пашца"[269] удержать "роковую конкуренцию"[270] ока­зались бессильными, и производство далеко разошлось и по Саратовской губ. и по Донской области. Падение хлебных цен в 90-х годах дало особенный толчок производству, "заставив местных земледельцев искать выхода из затруднительного положения в плодосменных системах посева"[271]. Расширение производства сильно повышало спрос на наемный труд (обработка бахчей требует весьма значительного количества труда, так что возделывание одной десятины стоит 30—50 руб.), и еще сильнее повышало прибыль предпринимателей и земельную ренту. Около станции "Лог" (Грязе-Цари-цынской ж. д.) было под арбузами в 1884 г. — 20 дес., в 1890 г. — 500—600 дес., в 1896 г. — 1400—1500 дес., и арендная плата за 1 дес. земли повышалась с 30 коп. до 1 р. 50 к. — 2 руб. и до 4—14 руб. за указанные годы. Лихорадочное расширение посевов повело, на­конец, в 1896 году к перепроизводству и кризису, которые окончательно санкционировали капиталисти­ческий характер данной отрасли торгового земледелия. Цены на арбузы пали до того, что не окупали провоза по ж. д. Арбузы бросали на бахчах, не собирая их. Вкусив гигантских прибылей, предприниматели позна­комились теперь и с убытками. Но интереснее всего — то средство, которое они выбрали для борьбы с кри­зисом: это средство состоит в завоевании новых рынков, в таком удешевлении продукта и жел.-дорожного тарифа, чтобы продукт "из предмета роскоши превратился в предмет потребления для населения" (а на местах производства и в корм для скота). "Промышленное бахчеводство, — уверяют предприниматели, — стоит на пути дальнейшего развития; для дальнейшего роста его, кроме тарифа, нет препятствий. Наоборот, строя­щаяся ныне Царицынско-Тихорепкая жел. дорога от­крывает для промышленного бахчеводства новый и значительный район". Какова бы ни была дальнейшая судьба этого "промысла", во всяком случае история "арбузного кризиса" очень поучительна, представляя из себя хотя и маленькую, но зато очень яркую кар­тинку капиталистической эволюции земледелия.
Нам остается еще сказать несколько слов о подго­родном хозяйстве. Отличие его от вышеописанных видов торгового земледелия состоит в том, что там все хо­зяйство приспособлялось к какому-нибудь одному главному, рыночному продукту. Здесь же мелкий зем­леделец торгует всем понемножку: и своим домом, сдавая его дачникам и квартирантам, и своим двором, и своею лошадью, и всяческими продуктами своего сельского и дворового хозяйства — хлебом, кормом для скота, молоком, мясом, овощами, ягодами, рыбой, лесом и пр., торгует молоком своей жены (питомни­ческий промысел под столицами), добывает деньги самыми разнообразными (не всегда даже удобопередаваемыми) услугами приезжим горожанам[272] и т. д., и т. д.[273] Полное преобразование капитализмом ста­ринного типа патриархального земледельца, полное подчинение последнего "власти денег" выражается здесь так ярко, что подгородного крестьянина народник обы­кновенно выделяет, говоря, что это "уже не кре­стьянин". Но отличие этого типа от всех предыдущих ограничивается только формой явления. Политико-экономическая сущность того преобразования, которое по всей линии совершает капитализм над мелким земледельцем, везде и повсюду совершенно однородна. Чем быстрее растет число городов, число фабричных и торгово-промышленных селений, число железнодорож­ных станций, тем шире идет превращение нашего "об­щинника" в этот тип крестьянина. Не надо забывать сказанного еще Адамом Смитом, именно — что усовер­шенствованные пути сообщения всякую деревню стре­мятся превратить в подгородную[274]. Медвежьи углы и захолустья, будучи исключением уже теперь, с каж­дым днем становятся все более и более антикварной редкостью, и земледелец быстрее и быстрее превращается в промышленника, подчиненного общим законам то­варного производства.
Заканчивая этим обзор данных о росте торгового земледелия, мы считаем нелишним повторить здесь, что наша задача состояла в рассмотрении главнейших (отнюдь не всех) форм торгового земледелия.


[251] "Ист.-стат. оОзор", I, с. 2.


[252] Ibid.


[253] Напр., в Московской губ. См. С. Короленко, "Вольнонаем­ные труд и т. д.", с. 262.


[254] Ibid., стр. 335. 344 и т. д.


[255] "Произв. силы". IV, 13.


[256] Ibid., с. 31, и "Ист.-стат. обзор", с. 31 и сл.


[257] В 60-х годах ввозилось около 1 млн. пудов; в 1878—1880гг.— 3,8 млн. пуд., в 1886—1890 — 2.6 млн. пуд.; в 1889—1893 — 2 млн. пудов.


[258] забегая вперед, укажем здесь, что в 1863 г. в Евр. России было 13 городов с населением в SO тыс. и более, а в 1897 г. — 44 (см. гл. VIII, § II.


[259] См. примеры поселений этого типа в VI и VII главах.


[260] См. указания таких селений по губерниям: Вятской, Костром­ской, Владимирское, Тверской, Московской, Калужской, Пензенской, Нижегородской и мн. др., не говоря уже о Ярославской, в "Ист.-стат. обзоре", I, с. 13 и ел., и в "Произв. силах", ГУ, 38 и ел. Ср. также земско-статистические сборники по Семеновскому, Нижегородскому и Балахнинскому уездам Нижегородской губернии.


[261] "Произв. силы", IV, 42.


[262] "Материалы по стат. нар. хоз. в С.-Петербургской губ.", в. V. В действительности огородников гораздо больше, чем указано в тексте, ибо большинство их отнесено к частновладельческому хозяйству, а приве­денные данные относятся только к крестьянскому хозяйству.


[263] "Произв. силы", IV, 49 и сл. Интересно, что различные села спе­циализируются на производстве отдельных видов овощей.


[264] "Ист -стат. обзор", I. — "Указатель фабрик" г. Орлова. — "Труды комиссии по исследованию кустарной промышленности", вып. XIV, статья г. Столпянского. — "Произв. сипы". IV, 46 и следующие. — "Обзор Ярославской губ.", вып. 2, Ярославль, 1896. Сравнение данных г. Столпянского (1885) и "Указателя" (1890) показывает сильный рост фабричного производства консервов в этом районе.


[265] Таким образом, названное издание вполне подтвердило выскаэав-ое г-ном Волгиным "сомнение", чтобы "часто переделялась вемля, занятая огородами, (назв. соч.. t72, примеч.).


[266] И здесь наблюдается характерная специализация земледелия: "Замечательно, что в местах, где огородный промысел сделался специаль­ным занятием части населения, другая часть крестьян почти вовсе не разводит никаких овощей, а покупает их на базарах и ярмарках" (С. Короленко, 1 с , 285).


[267] "Произв. силы", IV, 50—51. — С. Короленко, 1. с., 273. — "Сбор­ник стат. свед. по Моск. губ ", т. VII, вып. 1. — "Сборник стат. свед. о Твер­ской губ.", т. VIII, вып. 1. Тверской уезд перепись 1886—1890 гг. насчи­тала здесь у 174 крестьян и 7 частных владельцев более 4426 рам, т. е. в среднем на 1 хозяина — ок. 25 рам. "В крестьянском хозяйстве он (про­мысел) служит значительным подспорьем, но только для зажиточных крестьян. Если теплицы свыше 20 рам, нанимаются рабочие" (стр. 167).


[268] См. данные об этом промысле в приложении к V главе, пром. № 9.


[269] Выражение г-на Н. —она о русском крестьянине.


[270] Выражение г-на В. Пругавина.


[271] Посевы арбузов требуют лучшей обработки почвы и делают ее более производительной при последующем посеве хлебов.


[272] Ср. Успенского "Деревенский дневник".


[273] Сошлемся, для иллюстрации, на вышецитированные "Материалы" о крестьянском хозяйстве Петербургского уезда. Разнообразнейшие виды торгашества приняли здесь форму различных "промыслов": дачного, квар­тирного, молочного, огородного, ягодного, "конных заработков", питомни­ческого, ловли раков, рыбного и т. д. Совершенно однородны промыслы подгородных крестьян Тульского уезда: см. статью г. Борисова в IX выпуске "Трудов комиссии по исследованию кустарной промышленности".


[274] "Good roads, canals and navigable rivers, by diminishing the expense of carriage, put the remote parts of the country more nearly upon a level with those in the neighbourhood of the town". L. c., vol. I, p. 228—229 ("Хо­рошие дороги, каналы и судоходные реки, сокращая издержки перевозки. ставят отдаленные части страны на один уровень с окрестностями города". Цитированное сочинение, том I, стр. 228—229. Ред.).


Этот сайт основан на всемирно известном произведении, но так как автор уже более 75 лет руководит нами из своего мавзолея то и копирайт с ним. Хостинг поддерживается в постоянном рабочем состоянии источниками бесперебойного питания от фирмы industrika.ru.

Реклама по Ленински