Ленин т.03 РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

ПСС Ленина

Том 01   Том 02
Том 03   Том 04
Том 05   Том 06
Том 07   Том 08
Том 09   Том 10
Том 11   Том 12
Том 13   Том 14
Том 15  Том 16
Том 17   Том 18
Том 19   Том 20
Том 21   Том 22
Том 23   Том 24
Том 25   Том 26
Том 27  Том 28
Том 29 Том 30
Том 31   Том 32
Том 33   Том 34
Том 35   Том 36
Том 37   Том 38
Том 39   Том 40
Том 41   Том 42
Том 43   Том 44
Том 45  Том 46
Том 47   Том 48
Том 49   Том 50
Том 51   Том 52
Том 53   Том 54
Том 55  

VII. ТЕХНИЧЕСКАЯ ОБРАБОТКА СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ПРОДУКТОВ


 



Выше мы имели уже случай заметить (гл. I, § I), что сельскохозяйственные писатели, разделяя системы сель­ского хозяйства по главному рыночному продукту, относят к особому типу заводскую или техническую си­стему хозяйства. Сущность ее состоит в том, что земле­дельческий продукт, прежде чем идти на потребление (личное или производительное), подвергается техниче­ской переработке. Заведения, производящие эту пере­работку, либо составляют часть тех самых хозяйств, в которых добывается сырой продукт, либо принадлежат особым промышленникам, скупающим продукт у сель­ских хозяев. В политико-экономическом отношении различие между обоими этими типами несущественно. Рост сельскохозяйственных технических производств имеет очень важное значение в вопросе о развитии капитализма. Во-1-х, этот рост представляет из себя одну из форм развития торгового земледелия и притом именно такую форму, которая с особенной рельефностью показывает превращение земледелия в одну из отраслей промышленности капиталистического общества. Во-2-х, развитие технической обработки сельскохозяйственных продуктов бывает обыкновенно неразрывно связано с техническим прогрессом сельского хозяйства: с одной стороны, уже самое производство сырья для перера­ботки требует нередко улучшения земледелия (напри­мер, посев корнеплодов); с другой стороны, отбросы, получаемые при обработке, нередко утилизируются для земледелия, повышая его успешность, восстановляя хотя отчасти то равновесие, ту взаимозависимость между земледелием и промышленностью, в нарушении которых состоит одно из самых глубоких противоречий капитализма.
Мы должны, следовательно, теперь охарактеризовать развитие технических сельскохозяйственных произ­водств в пореформенной России.
1) Винокурение

Мы рассматриваем здесь винокурение только с точки зрения сельского хозяйства. Поэтому нам нет надоб­ности рассказывать о том, как быстро шла концентра­ция винокурения на крупных заводах (отчасти вслед­ствие требований акцизной системы), как быстро прогрессировала заводская техника, удешевляя произ­водство, как рост акциза обгонял это удешевление и своей непомерной величиной задерживал рост потреб­ления и производства.
Приводим данные о "сельскохозяйственном" виноку­рении во всей Российской империи[226]:

Винокуренные заводы в 1896/97 г. Число заводов Выкурено спирта тысяч ведер
Сельскохозяйственные 1474 1878 13521 24331
Смешанные 404 10810
Промышленные 159 5457
Всего 2037 29788






Таким образом, более 9/10 всего числа винокуренных заводов (дающих более 4/5 всего производства) непо­средственно связаны с сельским хозяйством. Представ­ляя из себя крупные капиталистические предприятия, эти заводы придают такой же характер и всем тем по­мещичьим хозяйствам, в которых они устроены (вино­куренные заводы принадлежат почти исключительно помещикам и главным образом дворянам). Рассматри­ваемый вид торгового земледелия особенно развит в среднечерноземных губерниях, в которых сосредото­чено более 1/10 доли всего числа винокуренных заводов в Росс. империи (239 в 1896/97 г., в том числе 225 сель­скохозяйственных и смешанных), производящих свыше четвертой части общего количества спирта (7785 тыс. ведер в 1896/97 г., в том числе 6828 на сельскохо­зяйственных и смешанных заводах). Таким образом, в районе преобладания отработков торговый характер земледелия всего чаще (по сравнению с другими райо­нами) проявляется в выработке водки из хлебов п картофеля. Винокурение из картофеля особенно быстро развивалось в пореформенную эпоху, как видно из следующих данных, относящихся ко всей Росс. импе­рии[227]:

Было употреблено материалов на винокурение в тысячах пудов
Всего хлебных продуктов В том числе картофеля % картофеля
В 1867 г. 76925 6950 9,1
Средние За 10 лет 1873/74-1882/83 1882/83-1891/92 123066 65508 53
128706 79803 62
В 1893/94 г. 150857 15850 76
В 1896/97 г. 144038 101993 70,8


Таким образом, при общем увеличении количества перекуриваемых хлебных припасов вдвое, количество перекуриваемого картофеля возросло раз в 15. Этот факт наглядно подтверждает вышеустановленное (§ I этой главы) положение, что громадный рост посевов и сбора картофеля означает рост именно торгового и капиталистического земледелия, наряду с повышением техники земледелия, с заменой трехполья многополь­ным севооборотом и т. д.[228] Район наибольшего развития винокурения отличается также и наибольшей (в русских губерниях, т. е. не считая прибалтийских и западных губерний) величиной чистого сбора картофеля по расчету на 1 душу населения. Так, в северочерночрмных губерниях эта величина составляла в периоды 1864-1866, 1870-1879 и 1883-1887 гг. - 0,44-0,62-0,60 четверти[lxvi], тогда как для всей Евр. России (50 гу­берний) соответствующие цифры были: 0,27—0,43— 0,44 четверти. Еще в начале 80-х годов "Ист.-стат. обзор" отмечал, что "область, в которой замечается наибольшее расширение культуры картофеля, обни­мает все губернии средней и северной части черноземной полосы, губернии поволжские и заволжские и средние нечерноземные" (1. с., с. 44)[229].
Расширение культуры картофеля помещиками и за­житочными крестьянами означает увеличение спроса на наемный труд; возделывание десятины картофеля поглощает значительно большее количество труда[230], чем возделывание десятины зерновых хлебов, а упо­требление машин развито, например, в среднечерноземном районе еще очень слабо. Таким образом, если число рабочих, занятых собственно винокуренным производством, уменьшалось[231], то, с другой стороны, вытеснение отработков капиталистической системой хозяйства с культурой корнеплодов повышало спрос на сельских поденщиков.

2) Свеклосахарное производство

Переработка свекловицы в сахар еще сильнее скон­центрирована в крупных капиталистических предприя­тиях, чем винокурение, и составляет принадлежность точно так же помещичьих (и главным образом дворян­ских) имений. Главный район этого производства — юго-западные, затем южночерноземные и среднечерноземные губернии. Площадь посевов свекловицы составляла в 60-х годах около 100 тыс. дес.[232], в 70-х — около 160 тыс. дес.[233], в 1886—1895 гг. — 239 тыс. дес.[234], в 1896—1898 гг. — 369 тыс. дес.[235], в 1900 г. — 478 778 дес., в 1901 г. — 528 076 дес. ("Торг.-Пром. Газета", 1901 г., № 123), в 1905/06 г. — 483 272 дес. ("Вестн. Фин.", 1906, № 12). След., за пореформенный период размеры посевов возросли более чем в пять раз, Еще несравненно быстрее возрастало количество соби­раемой и обрабатываемой свекловицы: в среднем за 1860—1864 гг. было переработано в империи 4,1 млн. берковцев 97 свекловицы, в 1870—1874 гг. — 9,3 млн., в 1875—1879 гг. — 12,8 млн., в 1890—1894 гг. — 29,3 млн., в 1895/96 — 1897/98 гг. — 35 млн. берков­цев[236]. Количество перерабатываемой свекловицы возросло с 60-х годов более чем в 8 раз. След., в гро­мадной степени повысилась урожайность свеклы, т. е. производительность труда в крупных, капиталисти­чески организованных, имениях[237]. Введение в севооборот такого корнеплода, как свекла, неразрывно связано с переходом к более совершенной системе полеводства, с улучшением обработки земли и кор­ма скота и т. д. "Обработка почвы под свеклу, — чи­таем в "Ист.-стат. обзоре" (т. I), — вообще довольно многосложная и трудная, доведена у jhbc во мно­гих свекловичных хозяйствах до высокой степени со­вершенства, особенно же в юго-западных и привис-линских губерниях. Для обработки употребляются в разных местностях различные, более или менее совершенные орудия и плуги; в отдельных же слу­чаях введено в употребление даже паровое паханье" (стр. 109).
Этот прогресс крупного капиталистического земледе­лия связан с весьма значительным увеличением спроса на сельскохозяйственных наемных рабочих, батраков и особенно поденщиков, причем женский и детский труд применяется особенно широко (ср. "Ист.-стат. обзор", II, 32). У крестьян окрестных губерний создался осо­бый вид отхода — отход "в сахар" (ibid., 42). Считают, что полная обработка морга (= 2/3 дес.) свекловицы требует 40 рабочих дней ("Вольнонаемный труд", 72). "Свод материалов о положении сельского населения" (изд. ком-та м-ров) считает, что обработка 1 десятины под свеклой требует при машинной обработке 12, при ручной — 25 мужских рабочих дней, не считая женщин и подростков (стр. X—XI). Таким образом, обработка всех свекловичных посевов в России должна занимать, вероятно, не менее 300 тыс. сельских поденщиков и поденщиц. Но по увеличению числа десятин под свекло­вицей нельзя еще составить полного представления о спросе на наемный труд, так как некоторые работы оплачиваются с берковца свекловицы. Вот что читаем мы, напр., в "Отчетах и исследованиях по кустарной промышленности в России" (изд. м-ва гос. имуществ, т. II, СПБ. 1894, стр. 82).
"Женское население как города, так и уезда" (речь идет о городе Кролевце Черниговской губернии) "до­рожит работой на свекловичных полях; осенью за чистку свекловицы платят по 10 коп. с берковца, две женщины очищают от шести до десяти берковцев в день, но некоторые договариваются на уход во время произрастания: полотье и окучиванье; тогда за полный уход с выкопкою и очисткою получают по 25 коп. с берковца очищенной свекловицы". Положение рабочих на свекловичных, плантациях — самое тяжелое. Напр., в "Врачебной хронике Харьковской губернии" (1899, сент., цит. по "Рус. Вед.", 1899, № 254) приведен "ряд более чем печальных фактов о положении работающих на бурачных плантациях. Так, земский врач Подоль­ский из слободы Котельвы, Ахтырского уезда, пи­шет: "Осенью начало развития тифа обыкновенно замечается у молодежи, работающей на бурачных плантациях зажиточных крестьян. Сараи, назначенные для отдыха и ночлега рабочих, содержатся у подобных плантаторов весьма грязно, солома, на которой спят, к концу работы превращается буквально в навоз, так как никогда не меняется: здесь-то и развивается очаг заразы. Приходилось сразу констатировать 4—5 боль­ных тифом, привезенных из одной и той же план­тации". По мнению этого же врача, "главный контин­гент сифилитиков является с бураков". Совершенно основательно г. Фейнберг замечает, что, "не уступая по своим вредным влияниям как на самих рабочих, так и на окрестное население работе на фабриках, работа на плантациях особенно гибельна тем, что ею заняты массы женщин и подростков и что рабочие здесь лишены самой элементарной защиты общества и государства"; ввиду сказанного автор всецело при­соединяется ко мнению доктора Романенко, выражен­ному на VII съезде врачей Харьковской губ.,, что "при издании обязательных постановлений следует также озаботиться о положении рабочих на свекловичных плантациях. Рабочие эти лишены самого необходи­мого, живут по месяцам под открытым небом, питаются из общего котла".
Таким образом, рост производства свеклы в громад­ных размерах повышал спрос на сельских рабочих, превращая окрестное крестьянство в сельский пролета­риат. Увеличение числа сельских рабочих лишь в незначительной степени ослаблялось небольшим умень­шением числа рабочих, занятых собственно свеклоса­харным производством[238].
3) Картофельно-крахмальное производство

От технических производств, составляющих исключи­тельное достояние помещичьих хозяйств, переходим к таким, которые доступны более или менее крестьян­ству. Сюда относится прежде всего переработка кар­тофеля (отчасти и пшеницы и других хлебов) в крахмал и патоку. Крахмальное производство особенно быстро возрастало в пореформенную эпоху вследствие громад­ного роста текстильной промышленности, предъявля­ющей спрос на крахмал. Район распространения этого производства — главным образом нечерноземные, про­мышленные, отчасти северночерноземные губернии. "Ист.-стат. обзор" (т. II) считает, что в половине 60-х го­дов было около 60 заводов с суммой производства около 270 тыс. руб., а в 1880 г. — 224 завода с суммой производства 1317 тыс. руб. В 1890 г. по "Указателю фабрик и заводов" считалось 192 завода с 3418 рабочими и суммой производства 1760 тыс. руб.[239] "Крахмальное производство в последние 25 лет увеличилось в 41/2 раза по числу заводов, — говорится в "Ист.-стат. обзоре", — и в Ю8/^ раз по сумме вырабатываемого продукта; тем не менее производительность эта далеко не по­крывает спрос на крахмал" (стр. 116), — о чем сви­детельствует рост привоза крахмала из-за границы. Анализируя погубернские данные, "Ист.-стат. обзор" приходит к выводу, что картофельно-крахмальное про­изводство имеет у нас (в противоположность пшенично-крахмальному) сельскохозяйственный характер, будучи сосредоточено в руках крестьян и помещиков. "Обещая широкое развитие" в будущем, "оно и теперь приносит нашему сельскому населению хорошие вы­годы" (126).
Мы сейчас увидим, кто получает эти выгоды. Но сначала заметим, что в развитии крахмального произ­водства необходимо отличать два процесса: с одной стороны, появление новых мелких заводиков и рост крестьянского производства, с другой стороны, кон­центрацию производства на крупных паровых фабри­ках. Напр., в 1890 г. было 77 паровых заводов, сосредо­точивающих 52% всего числа рабочих и 60% суммы производства. Из этих заводов только 11 основаны до 1870 года, 17 — в 70-х годах, 45 — в 80-х годах и 2— в 1890 году ("Указатель" г. Орлова).
Чтобы ознакомиться с экономикой крестьянского производства крахмала, обратимся к местным исследо­ваниям. В Московской губ. в 1880/81 г. крахмальный промысел обнимал 43 селения в 4-х уездах[240]. Число заведений определялось в 130 с 780 рабочими и с про­изводством не менее 137 тыс. руб. Распространился промысел главным образом после реформы, причем техника его постепенно прогрессировала, образовыва­лись более крупные заведения, требующие большого основного капитала и отличающиеся высшей произво­дительностью труда. Ручные терки были заменены улучшенными, затем появились конные приводы и, наконец, был введен барабан — аппарат, значительно улучшивший и удешевивший производство. Вот обра­ботанные нами данные подворной переписи "кустарей" по размерам заведений:

Разряды заведений[241] Число заведений Число рабочих Рабочих на 1 заведение Средне число рабочих недель Сумма производства в рублях
семейных наемных всего семейных наемных всего всего На 1 заведение На 1 раб. в 4 недели
мелкие 15 30 45 75 2 3 5 5,3 12636 842 126
Средние 42 96 165 261 2,2 4 6,2 5,5 55890 1331 156
Крупные 11 26 67 93 2,4 6 8,4 6,4 61282 5571 416
Итого 68 152 277 429 2,2 4,1 6,3 5,5 129808 1908 341



Итак, мы имеем здесь мелкие капиталистические за­ведения, в которых, по мере расширения производства, увеличивается употребление наемного труда и повы­шается производительность труда. Крестьянской бур­жуазии эти заведения доставляют значительную при­быль, повышая также технику земледелия. Но положе­ние рабочих на этих заводиках весьма неудовлетвори­тельно вследствие крайне антигигиеничных условий работы и продолжительного рабочего дня[242].
Земледелие тех крестьян, которые имеют "терочные" заведения, поставлено в очень благоприятные условия. Посевы картофеля (на надельной и главным образом на арендованной земле) доставляют значительно боль­ший доход, чем посевы ржи и овса. Чтобы расширить свое хозяйство, заводчики усиленно снимают наделы крестьянской бедноты. Например, в деревне Цыбино (Бронницкого уезда) 18 крахмалозаводчиков (из 105 жи­вущих в селении хозяев) арендуют наделы у крестьян, ушедших на заработки, а равно и у безлошадных, присоединяя таким образом к своим 61 наделу еще 133 взятых в аренду надела; у них сосредоточено всего 194 надела, т. е. 44,5% всего числа наделов в этом се­лении. "Совершенно те же явления, — читаем в сбор­нике, — встречаются и в других селениях, в которых более или менее развит крахмальный промысел" (1. с., 42)[243]. Крахмалозаводчики держат вдвое более скота, чем остальные крестьяне: в среднем на 1 двор по 3,5 ло­шади и 3,4 коровы против 1,5 лошади и 1,7 коровы у местных крестьян вообще. Из 68-ми заводчиков (охва­ченных подворной переписью) 10 имеют купчую землю, 22 арендуют вненадельную землю и 23 — надельную. Одним словом, это — типичные представители крестьян­ской буржуазии.
Совершенно аналогичные отношения представляет крахмальный промысел в Юрьевском уезде Владимир­ской губернии (В. Пругавин, 1. с., с. 104 и ел.). И здесь заводчики ведут производство главным образом при помощи наемного труда (из 128 рабочих, на 30 заво­дах, —86 наемных); и здесь заводчики стоят несравнен­но выше массы по своему скотоводству и земледе­лию, причем картофельную мязгу они утилизируют на корм скоту. Среди крестьян появляются даже настоя­щие фермеры. Г-н Пругавин описывает хозяйство одного крестьянина, который имеет крахмальный завод (ценою около 1½ тыс. руб.), с 12 наемными рабочими. Картофель он производит в своем хозяйстве, которое расширено при помощи аренды. Севооборот семиполь­ный, с посевом клевера. Для земледелия имеются 7—8 работников, нанимаемых с весны до осени ("кон­цевых"). Мязга идет на корм скоту, а промывными водами хозяин намерен поливать поля.
Г-н В. Пругавин уверяет, что этот завод находит­ся "совершенно в исключительных условиях". Ко­нечно, во всяком капиталистическом обществе сельская буржуазия всегда будет составлять незначительное меньшинство сельского населения и в этом смысле будет, если хотите, "исключением". Но от этого наименования не устранится тот факт, что и в районе крахмального производства и во всех других районах торгового зем­леделия в России происходит образование класса сель­ских предпринимателей, которые организуют капита­листическое земледелие[244].
4) Маслобойное производство

Выделка масла из льна, конопли, подсолнечника и пр. тоже представляет из себя нередко сельскохозяй­ственное техническое производство. О развитии масло­бойного производства в пореформенную эпоху можно судить по тому, что в 1864 г. сумма маслобойного про­изводства определялась в 1619 тыс. руб., в 1879 г. — в 6486 тыс. руб., а в 1890 г. — в 12 232 тыс. руб.[245] И в этом производстве наблюдается двоякий процесс развития: с одной стороны, в деревнях возникают мел­кие крестьянские маслобойки (иногда и помещичьи), производящие продукт на продажу. С другой стороны, развиваются крупные паровые заводы, концентрирующие производство и вытесняющие мелкие заведения[246]. Нас интересует здесь только сельскохозяйственная переработка масличных растений. "Владельцы коно­пляных маслобоек, — читаем в "Ист.-стат. обзоре" (т. II), — принадлежат к зажиточным представителям "крестьянства", особенно ценят они маслобойное произ­водство ради возможности получить отличный корм для скота (выжимки). Г-н Пругавин (1. с.), отмечая "широкое развитие производства масла из льняного семени" в Юрьевском уезде Владимирской губ., констатирует, что крестьяне получают от него "не мало выгод" (стр. 65—66), что сельское хозяйство и скотоводство крестьян, имеющих маслобойные заводы, стоит значи­тельно выше, чем у массы крестьянства, причем неко­торые маслобойщики прибегают также и к найму сельских рабочих (1. с., таблицы, стр. 26—27, 146—147). Пермская кустарная перепись 1894/95 г. показала точно так же, что у кустарей-маслобойщиков сельское хозяйство стоит гораздо выше, чем у массы (более крупные посевы, значительно больше скота, лучшие урожаи и пр.), и что это улучшение земледелия сопро­вождается наймом сельских рабочих[247]. В Воронеж­ской губ. в пореформенную эпоху получили особое распространение торговые посевы подсолнечника, пере­рабатываемого на местных маслобойнях в масло. В 70-х годах считали в России около 80 тыс. дес. под подсолнечником ("Ист.-стат. обзор", I), в 80-х — около 136 тыс. дес., принадлежавших на 2/3 крестьянам. "С тех пор, однако, судя по некоторым данным, посев­ная площадь этого растения значительно увеличилась — местами на 100 и даже более процентов" ("Произв. силы", I, 37). "В одной слободе Алексеевке" (Бирюченского уезда Воронежской губ.), — читаем в "Ист.-стат. обзоре", ч. II, — "насчитывается более 40 маслобоек, да и сама Алексеевка разбогатела только благодаря подсолнуху и превратилась из жалкой деревушки в богатое село, с домами и лавками, крытыми железом" (стр. 41). Как отразилось это богатство крестьянской буржуазии на массе крестьянства, — видно из того, что в 1890 г. в слободе Алексеевке из 2273 приписных семей (с 13 386 душ об. пола) 1761 не имели рабочего скота, 1699 не имели инвентаря, 1480 не обрабатывали земли, и только 33 семьи не занимались промыслами[248].
Вообще следует заметить, что крестьянские масло­бойки фигурируют обыкновенно, при земских подвор­ных переписях, в числе тех "торгово-промышленных заведений", о распределении и роли которых мы уже говорили во II главе.
5) Табаководство

В заключение приведем краткие указания о развитии табаководства. В среднем за 1863—1867 гг. в России со­биралось 1923 тыс. пуд. с 32 161 дес.; в 1872—1878 гг.— 2783 тыс. пуд. с 46 425 дес.; в 80-х годах 4 млн. пудов с 50 тыс. дес.[249] Число плантаций определялось за те же периоды в 75—95—650 тысяч, что указывает, по-видимому, на весьма значительное возрастание числа мелких земледельцев, втянутых в торговое земледелие этого вида. Возделывание табака требует значитель­ного числа рабочих. Среди видов земледельческого отхода отмечают поэтому отход на табачные плантации (особенно в губернии южной окраины, где куль­тура табака расширялась в последнее время особенно быстро). В литературе было уже указано, что положение рабочих на табачных плантациях — самое тяжелое[250].
По вопросу о табаководстве, как отрасли торгового земледелия, мы имеем особенно подробные и интересные данные в "Обзоре табаководства в России" (вып. II и III. СПБ. 1894, печат. по распор, д-та земледелия). Г-н В. С. Щербачев, описывая табаководство в Ма­лороссии, приводит замечательно точные сведения по трем уездам Полтавской губ. (Прилукскому, Лохвиц­кому и Роменскому). Эти сведения, собранные авто­ром и обработанные стат. бюро Полтавской губ. зем. управы, охватывают 25 089 сеющих табак крестьян­ских хозяйств по всем этим трем уездам, с площадью посева под табаком в 6844 дес. и под хлебами в 146 774 дес. Распределение этих хозяйств следующее:

Три уезда Полтавской губ. (1888 г.)
Группы хозяйств по размеру хлебных посевов Число хозяйств У них посева в десятинах
Под табаком Под хлебами
Менее 1 дес. 2231 374 448
От 1-3 "" 7668 895 13974
"" 3-6 "" 8856 1482 34967
"" 6-9 "" 3319 854 22820
Более 9 "" 3015 3239 74565


Мы видим громадную концентрацию и табачных и хлебных посевов в руках капиталистических хозяйств. Менее одной восьмой хозяйств (3 тысячи из 25) сосре­доточивают более половины всех хлебных посевов (74 тыс. из 147), имея в среднем почти по 25 дес. на хозяйство. Из табачных посевов в руках этих хозяйств почти половина (3,2 тыс. из 6,8 тыс.), причем в среднем на 1 хозяйство приходится более чем по десятине та­бачных посевов, тогда как во всех остальных группах величина табачных посевов не превышает одной — двух десятых десятины на двор.
Г-н Щербачев дает, кроме того, данные о группировке тех же хозяйств по размерам табачных посевов:

Группы табачных плантаций Число плантаций Табачных посевов, десятин
0,01 дес. и менее 2919 30
От 0,01 до 0,10 дес. 9078 492
"" 0,10 "" 0,25 "" 5989 931
"" 0,25 "" 0,50 "" 4330 1246
"" 0,50 "" 1,00 "" 1834 2773 1065 4145
"" 1,00 "" 2,00 "" 615 720
"" 2,00 и свыше 324 2360


Отсюда видно, что концентрация табачных посевов значительно сильнее, чем концентрация посевов хлеб­ных. Отрасль специально-торгового земледелия данной местности более сосредоточена в руках капиталистов, чем земледелие вообще. В руках 2773 хозяйств из 25 тыс. сосредоточено 4145 дес. табачных посевов из 6844, т. е. более трех пятых. 324 крупнейших таба­ковода (немного более одной десятой общего числа табаководов) имеют 2360 дес. посева табака, т. е. свыше трети общего числа. В среднем это дает на 1 хозяйство свыше 7 десятин посева табака. Чтобы судить о том, какого типа должно быть это хозяйство, напомним, что культура табака требует очень большого числа рабочих рук. Автор рассчитывает, что на 1 десятину требуется не менее двух рабочих на срок от 4 до 8 летних месяцев, смотря по сорту табака.
Владелец семи десятин табачного посева должен иметь, след., не менее 14 рабочих, т. е. несомненно должен строить хозяйство на наемном труде. Некото­рые сорта табака требуют не двух, а трех сроковых работников на 1 десятину и, кроме того, добавочной работы поденщиков. Одним словом, мы с полной на­глядностью видим, что, чем более торговым становится земледелие, тем развитее капиталистическая его орга­низация.
Преобладание мелких и мельчайших хозяйств в числе табаководов (11 997 хозяйств из 25 089 имеют посев до одной десятой десятины) нисколько не опровергает капиталистической организации этой отрасли торгового земледелия, ибо в руках этой массы мельчайших хозяйств ничтожная доля производства (у 11 997, т. е. почти половины хозяйств, всего 522 дес. из 6844, т. е. менее одной десятой). Равным образом и "сред­ние" цифры, которыми так часто ограничиваются, не да­ют представления о деле (в среднем, на 1 хозяй­ство приходится немногим более ¼ десятины под табаком).
В отдельных уездах развитие капиталистического земледелия и концентрация производства еще сильнее. Напр., в Лохвицком уезде 229 хозяйств из 5957 имеют по 20 и более десятин хлебных посевов. У этих хозяев 22 799 дес. хлеба из всего числа 44 751, т. е. более половины. Каждый хозяин имеет почти по 100 дес. по­сева. Из табачных посевов у них 1126 дес. из 2003 дес. А если взять группировку по размерам табачных посе­вов, то в этом уезде имеем 132 хозяина из 5957 с двумя и более десятин под табаком. У этих 132 хозяев 1441 дес. под табаком из 2003, т. е. 72%, более чем по десять десятин под табаком на 1 хозяйство. На другом полюсе в том же Лохвицком уезде имеем 4360 хозяйств (из 5957), имеющих до 1/10 дес. табака, а всего 133 деся­тины из 2003, т. е. 6%.
Понятно само собою, что капиталистическая органи­зация производства сопровождается здесь сильнейшим развитием торгового капитала и всяческой эксплуата­ции вне сферы производства. Мелкие табаководы не имеют сараев для сушки табака, не имеют возможности дать продукту ферментироваться (выбродить) и про­дать его (через 3—6 недель) в готовом виде. Они сбы­вают его неготовым за полцены скупщикам, которые сами нередко сеют табак на арендованных землях. Скупщики "всячески прижимают мелких плантаторов" (стр. 31 цит. издания). Торговое земледелие — тор­говое капиталистическое производство, это соотноше­ние можно явственно проследить (если только уметь выбрать правильные приемы) и в данной отрасли сель­ского хозяйства.


[226] Закон 4-го июня 1890 года установил следующие признаки сельско­хозяйственного винокурения: 1) время производства винокурения, именно с 1-го сентября по 1-е июня. когда нет полевых работ; 2) соответствие между количеством выкуренного спирта и числом десятин пахотной земли в име­нии. Заводы, которые производят частью сельскохозяйственное, частью промышленное винокурение, называются смешанными (ср. "Вести. Фин.", 1896. №25, и 1898. № 10).



[227] Источники: "Военно-стат. сборник", 427; "Произв. силы", IX, 49 и "Вести. Фин.", 1898. № 14.


[228] Ср. Распопин, 1. с. — "Ист.-стат. обзор", 1. с., с. 14. Отбросы вино­куренного производства (барда) утилизируются нередко (даже коммерче­скими, а не только сельскохозяйственными заводами) для ведения торго­вого мясного скотоводства. — Ср. "Сельскохоз. стат. свед.", вып. VII, стр. 122 и passim.


[lxvi] Четверть — старинная русская мера объема, равная для сыпучих веществ 209,91 л., для жидкостей — 3,0748 л..


[229] С какой гигантской быстротою возрастало именно в центральных земледельческих губерниях употребление картофеля на винокурение, это видно из следующих данных. В 6 губерниях — Курской, Орловской, Туль­ской, Рязанской, Тамбовской и Воронежской — перекуривалось в среднем за 1864/65 — 1873/74 гг. — 407 тыс. пуд. картофеля в год; за 1874/75— 1883/84 гг. — 7482 тыс. пуд.; за 1884/85—1893/94 гг. — 20 077 тыс. nix. Для всей Европейской России соответствующие цифры будут: 10 633 тыс. пуд., 30 599 тыс. пуд. и 69 620 тыс. пуд. Число заводов, употреблявших для винокурения картофель, было в указанных губерниях в среднем за 186 7 /68— 1875/76 гг. — 29 в год; за 1876/77—1884/85 гг. — 130; за 1885/86— 1893/94 гг. — 163. Для всей Евр. России соответствующие цифры: 739 — 979—1195 (см. "С.-х. стат. свед.", в. VII).


[230] Напр., в земско-статистическом сборнике по Балахнинскому уезду Нижегородской губ. рассчитывается, что возделывание 1 дес. картофеля требует 77,2 рабочих дня, в том числе 59,2 рабочих дня работницы на садку, окучивание, полотье и выкапывание. Наиболее расширяется, след., спрос на поденную работу местных крестьянок.


[231] В 1867 г. в Евр. России считали 52 660 рабочих на винокуренных заводах ("Военно-стат. сборник". В VII главе мы покажем, что этот источ­ник вообще в громадной степени преувеличивает число фабрично-завод­ских рабочих), а в 1890 г. — 26 102 (по "Указателю" Орлова). Рабочие, занятые собственно винокуренным производством, немногочисленны и притом мало отличаются от сельских рабочих. "Все рабочие деревенских заводов, — говорит, напр., д-р Жбанков, — и притом действующих не по­стоянно, так как рабочие на лето уходят на полевые работы, резко отли­чаются от постоянных фабричных рабочих: они ходят в крестьянской одежде, сохраняют деревенские привычки и не приобретают особого лоска, свойственного фабричным рабочим" (1. с., II, 121).


[232] "Ежег. м-ва фин.", вып. I. — "Военно-стат. сборник". — "Ист.-стат обзор", т. II.


[233] "Ист -стат. обзор", I.


[234] "Произв. силы", I, 41.


[235] "Вестн. Фин ", 1897, №27, и 1898, № 36. В Европейской России без Царства Польского было в 1896—1898 гг. 327 тыс. дес. посевов свекловицы.


[236] Кроме вышеназванных источников см. "Вести. Фин ", 1898, №32.


[237] В среднем за 1890—1894 гг. из 285 тыс. дес. свекловичных по­севов в империи принадлежало заводам 118 тыс. дес., плантаторам — 167 тыс. дес. ("Произв. силы", IX, 44).


[238] В Евр. России в 1867 г. было занято 80 919 рабочих на свеклосахар­ных и рафинадных заводах ("Ежег. м-ва фин.", I. "Военно-стат. сборник" и здесь преувеличил это число до 92 тыс., сосчитав, вероятно, одних и тех же рабочих дважды). В 1890 г. соответствующее число — 77 875 рабочих ("Указатель" Орлова).


[239] Мы берем данные "Ист.-стат. обзора", как наиболее однородные и сравнимые. "Сборник сведений и материалов по ведомству м-ва фин." (1866, № 4, апрель) считал, по официальным данным д-та торг. и мануф., в 1864 г. в России 55 крахмальных заводов с суммой производства 231 тыс. руб., но сюда вошли, несомненно, мелкие заведения, не относимые теперь к фабрикам. Вообще статистика этого производства очень неудовлетворительна: мелкие заводы то считаются, то (гораздо чаще) опускаются. Напр., в Ярославской губ. "Указатель" Орлова считал в 1890 г. 25 заводов ("Перечень" 1894/95 г. – 20), а по "Обзору Ярославской губернии (вып. II, 1896) в одном Ростовском уезде было 810 картофельно-паточных заводов. Поэтому произведенные в тексте цифры могут характеризовать только динамику явления, отнюдь не действительное развитие производства.



[240] "Сборник стат. свед. по Моск. губ.", т. VII, вып. 1, М. 1882.


[241] См. приложение к V главе, промысел № 24.


[242] L. c., стр. 32. Рабочий день на крестьянских заводиках равен 14 час., а на крупных заводах той же отрасли промышленности (по Дементьеву) преобладает 12-тичасовои рабочий день.


[243] Сравните с этим общий отзыв В. Орлова о всей Московской губ. (т. IV сборника, вып. 1, стр. 14): зажиточные крестьяне часто арендуют наделы бедноты, сосредоточивая иногда в своих руках по 5—10 арендо­ванных наделов.


[244] Как курьез, отметим, что и г. Пругавин (1. с., 107) и автор описания московского промысла (1. с., 45) и г. В. В. ("Очерки куст. пром.", 127) усмотрели "артельное начало" (или "принцип") в том, что некоторые те­рочные заведения принадлежат нескольким хозяевам. Наши проницатель­ные народники сумели подметить особое "начало" в товариществе сельских предпринимателей и не заметили никаких новых общественно-экономиче­ских"начал" в самом существовании и развитии класса сельских пред­принимателей.


[245] "Сборник сведений и материалов по ведомству м-ва финансов", 1866, № 4. "Указатель" Орлова, 1-ое и 3-тье издания. Мы не приводим данных о числе заводов, потому что наша фабрично-заводская статистика перепутывает мелкие сельскохозяйственные и крупные промышленные маслобойни, то считая первые, то не считая по разным губерниям в разное время. В 1860-х годах, например, относилась к "заводам" масса мелких маслобоек.


[246] Напр., в 1890 г. 11 заводов из 383 имели сумму производства в 7170 тыс. руб. из 12 232 тыс. руб. Эта победа индустриальных предпри­нимателей над сельскими предпринимателями вызывает глубокое недо­вольство ваших аграриев (напр., г. С. Короленко, 1. с.) и наших народ­ников (напр., г. Н. —она, стр. 241—242 "Очерков"). Мы не разделяем их мнений. Крупные заводы повысят производительность труда и обобществят производство. Это с одной стороны. А, с другой, — положение рабочих на крупных заводах будет, наверное, лучше и не в одном материальном отношении, чем на мелких сельскохозяйственных маслобойнях.


[247] В. Ильин. "Экономические этюды и статьи". СПБ. 1899, стр. 139—140. (См Сочинения, 5 изд., том 2, стр. 351. Ред.)


[248] "Сборник стат. свед. по Бирюченскому уезду Воронежской губ." — Промышленных заведений в слободе насчитано 153. По "Указателю" г. Орлова за 1890 г. в этой слободе было 6 маслобойных заводов с 34 рабо­чими и с суммой произв 17 тыс. руб., а по "Перечню фабрик и заводов" за 1894/95 г. — 8 заводов с 60 рабочими и с суммой производства 1S1 тыс. руб.


[249] "Ежег. м-ва фин ", I. — "Ист.-стат. обзор", т. I. — "Проивв. силы", IX, 62. Площадь табачных посевов сильно колеблется по годам' напр., среднее за 1889—1894 гг. было 47 813 дес. (4180 тыс. пуд. сбора), а яа 1892—1894 гг. — 52 516 дес. при 4878 тыс. пуд. сбора. См. "Сборник све­дений по России". 1896, стр. 208—209.


[250] Белобородое, выше пит. статья в "Сев. Вести ", 1896, № 2. "Руссн. Вед.", 1897 г., ,№ 127 (от 10 мая): разбор судебного дела по иску 20 работ­ниц к хозяину табачной плантации в Крыму повел к тому, что "ва суде выяснилось множество фактов, рисующих невозможно тяжелое положение занятых на плантации рабочих".


Этот сайт основан на всемирно известном произведении, но так как автор уже более 75 лет руководит нами из своего мавзолея то и копирайт с ним. Хостинг поддерживается в постоянном рабочем состоянии источниками бесперебойного питания от фирмы industrika.ru.

Реклама по Ленински