Ленин т.03 РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

ПСС Ленина

Том 01   Том 02
Том 03   Том 04
Том 05   Том 06
Том 07   Том 08
Том 09   Том 10
Том 11   Том 12
Том 13   Том 14
Том 15  Том 16
Том 17   Том 18
Том 19   Том 20
Том 21   Том 22
Том 23   Том 24
Том 25   Том 26
Том 27  Том 28
Том 29 Том 30
Том 31   Том 32
Том 33   Том 34
Том 35   Том 36
Том 37   Том 38
Том 39   Том 40
Том 41   Том 42
Том 43   Том 44
Том 45  Том 46
Том 47   Том 48
Том 49   Том 50
Том 51   Том 52
Том 53   Том 54
Том 55  

V. ПРОДОЛЖЕНИЕ. РАЗЛОЖЕНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА В РАЙОНЕ МОЛОЧНОГО ХОЗЯЙСТВА


 



В отзывах литературы по вопросу о влиянии молоч­ного хозяйства на положение крестьянства мы наты­каемся на постоянные противоречия: с одной стороны, указывается на прогресс хозяйства, увеличение дохо­дов, повышение техники земледелия, обзаведение луч­шими орудиями; с другой стороны, — на ухудшение питания, образование новых видов кабалы и разорение крестьян. После изложенного во II главе нас не дол­жны удивлять эти противоречия: мы знаем, что про­тивоположные отзывы относятся к противополож­ным группам крестьянства. Для более точного суж­дения об этом предмете возьмем данные о распре­делении крестьянских дворов по числу коров у каждого двора[209].

Группы дворов 18 уездов губерний, С.-Петербургской, Московской, Тверской и Смоленской С._Петербургская губ., 6 уездов
Число дворов % Число коров % На 1 двор коров Число коров % Число коров % На 1 двор коров
Дворы без коров 59336 20,5 - - - 15196 21,2 - - -
"" с 1 коровой 91737 31,7 91737 19,8 1 17579 24,6 17579 13,5 1
"" 2 коровами 81937 28,4 163874 35,3 2 20050 28,0 40100 31,0 2
"" 3 и более 56069 19,4 208735 44,9 3,7 18676 26,2 71474 55,5 3,8
Итого 289079 100 464346 100 1,6 71501 100 129153 100 1,8


Таким образом распределение коров среди крестьян нечерноземной полосы оказывается очень похожим на распределение рабочего скота среди крестьян чернозем­ных губерний (см. II главу). При этом концентрация мо­лочного скота в описываемом районе оказывается силь­нее, чем концентрация рабочего скота. Это явно указы­вает на то, что разложение крестьянства стоит в тесной связи именно с местной формой торгового земледелия. На эту же связь указывают, по-видимому, и следующие данные (к сожалению, .недостаточно полные). Если взять итоговые данные земской статистики (г. Благове­щенский; о 122 уездах 21-ой губернии),то получим на 1 двор в среднем — 1,2 коровы. Следовательно, в нечер­ноземной полосе крестьянство, по-видимому, богаче ко­ровами, чем в черноземной, а петербургское еще богаче, чем крестьянство нечерноземной полосы вообще. С дру­гой стороны, процент бесскотных дворов в 123 уез­дах 22-х губерний равен 13%, а во взятых нами 18-ти уездах =17%, в 6-ти же уездах Петербургской губ. = 18,8%. Значит, разложение крестьянства (в рассма­триваемом отношении) сильнее всего в Петербургской губернии, затем в нечерноземной полосе вообще. Это свидетельствует о том, что именно торговое земледелие является главным фактором разложения крестьянства.
Из приведенных данных видно, что около половины крестьянских дворов (бескоровные и однокоровные) могут принимать лишь отрицательное участие в благах молочного хозяйства. Крестьянин, имеющий 1 корову, станет продавать молоко лишь из нужды, ухудшая питание своих детей. Наоборот, около пятой доли дво­ров (с 3 и более коровами) концентрируют в своих руках, вероятно, более половины всего молочного хозяйства, так как у этих дворов качество скота и до­ходность хозяйства должны быть выше, чем у "сред­него" крестьянина[210]. Интересную иллюстрацию этого вывода представляют данные об одной местности высокоразвитого молочного хозяйства и капитализма вообще. Мы говорим о Петербургском уезде[211]. Особен­но широко развито молочное хозяйство в дачном районе уезда, населенном преимущественно русскими; здесь наиболее развито травосеяние (23,5% надельной пашни против 13,7% по уезду), посев овса (52,3% нашни) и картофеля (10,1%). Земледелие стоит под прямым влиянием С.-Петербургского рынка, которому нужны овес, картофель, сено, молоко, конная рабочая сила (1. с., 168). "Молочным промыслом" занято 46,3% семей приписного населения. Молоко сбывается от 91% всего числа коров. Доход от промысла равен 713 470 руб. (203 руб. на семью, 77 руб. на корову). Качество скота и уход за ним тем лучше, чем местность ближе к С.-Пе­тербургу. Сбыт молока бывает двоякий: 1) скупщикам на месте и 2) в С.-Петербурге в "молочные фермы" и т. п. Последний вид сбыта несравненно выгоднее, но "большинство хозяйств, имеющих одну или две коровы, а иногда и более, лишено возможности поставлять свой продукт непосредственно в С.-Петербург" (240) — отсут­ствие лошади, убыточность провоза по мелочам и т. д. К скупщикам же принадлежат не только специалисты-торговцы, но и лица, имеющие собственное молочное хозяйство. Вот данные по 2-м волостям уезда:

Две волости С.-Петербургского езда Число семей Число коров у них На 1 семью "заработок" этих семей, рубли Приходится заработка
На 1 семью На 1 корову
Семьи, сбывающие молоко скупщикам 441 1129 2,5 14884 33,7 13,2
Семьи, сбывающие молоко в С.-Петербурге 119 649 5,4 29187 245,2 44,9
Итого 560 1778 3,2 44071 78,8 24,7


Можно судить по этому, как распределяются блага молочного хозяйства во всем крестьянстве нечерно­земной полосы, среди которого, как мы видели, кон­центрация молочного скота еще больше, чем среди этих 560 семей. Остается добавить, что 23,1% кре­стьянских семей С.-Петербургского уезда прибегают к найму рабочих (среди которых и здесь, как и везде в земледелии, преобладают поденные рабочие). "При­нимая во внимание, что сельскохозяйственных рабочих нанимают почти исключительно семьи, имеющие полное земледельческое хозяйство" (а таковых в уезде лишь 40,4% всего числа семей), "должно заключить, что более половины таких хозяйств не обходится без наем­ного труда" (158).
Таким образом в противоположных концах России, в самых различных местностях, в Петербургской и в какой-нибудь Таврической губернии, общественно-эко­номические отношения внутри "общины" оказываются совершенно однородными. "Мужики-землепашцы" (выра­жение г-на Н. —она) и там и здесь выделяют мень­шинство сельских предпринимателей и массу сель­ского пролетариата. Особенность земледелия состоит в том, что капитализм подчиняет себе в одном районе — одну, в другом — другую сторону сельского хозяйства, и потому однородные экономические отно­шения проявляются в самых различных агрономических и бытовых формах.
Установив тот факт, что и в описываемом районе крестьянство распадается на противоположные классы, мы уже легко разберемся в тех противоречивых отзы­вах, которые делаются обыкновенно о роли молочного хозяйства. Вполне естественно, что зажиточное кре­стьянство получает толчок к развитию и улучшению земледелия, результатом чего является распростране­ние травосеяния, которое становится необходимою со­ставною частью торгового скотоводства. В Тверской губ., например, констатируют развитие травосеяния, и в самом передовом Кашинском уезде уже 1/6 часть Дворов сеет клевер ("Сборник", XIII, 2, с. 171). Инте­ресно отметить при этом, что на купчих землях большая доля пашни занята посевными травами, чем на наделе: крестьянская буржуазия предпочитает, естественно, частную собственность на землю общинному владению[212]. В "Обзоре Ярославской губ." (вып. II, 1896) встречаем тоже массу указаний на рост травосеяния, и опять-таки главным образом на купчих и арендован­ных землях[213]. В том же издании встречаем указания на распространение улучшенных орудий: плугов, мо­лотилок, катков и проч. Сильно развивается маслоделие и сыроварение и т. д. В Новгородской губ. еще в начале 80-х годов было отмечено, наряду с общим ухудшением и уменьшением крестьянского скотоводства, — улуч­шение его в некоторых отдельных местностях, где есть выгодный сбыт молока или где издавна установился промысел выпойки телят (Бычков: "Опыт подворного исследования экономического положения и хозяйства крестьян в трех волостях Новгородского уезда". Новг., 1882). Выпойка телят, представляющая из себя тоже один из видов торгового скотоводства, составляет вообще довольно распространенный промысел в Нов­городской, Тверской губ. и вообще невдалеке от столиц (см. "Вольнонаемный труд и т. д.", изд. д-та земледе­лия). "Этот промысел, — говорит г. Бычков, — по су­ществу своему составляет доход и без того уже доста­точных крестьян с значительным количеством коров, так как при одной корове, иногда даже при двух мало­удойных, выпойка телят немыслима" (1. с., 101)[214].
Но самым выдающимся признаком хозяйственных успехов крестьянской буржуазии в описываемом районе является факт найма рабочих крестьянами. Местные землевладельцы чувствуют, что нарождаются конку­ренты для них, и в своих сообщениях д-ту земледелия объясняют даже иногда недостаток рабочих тем, что их перебивают зажиточные крестьяне ("Вольнонаемный труд", 490). Наем рабочих крестьянами отмечается в Ярославской, Владимирской, С.-Петербургской, Нов­городской губ. (1. с., passim). Масса подобных указа­нии рассеяна и в "Обзоре Ярославской губ.".
Все эти прогрессы зажиточного меньшинства ло­жатся, однако, тяжело на массу крестьянской бедноты. Вот, например, в Копринской волости Рыбинского уезда Яросл. губ. отмечается распространение сыро­варен — по инициативе "известного учредителя артель­ных сыроварен В. И. Бландова"[215]. "Более бедные крестьяне, имеющие по одной корове, нося"... молоко" (на сыроварню), "конечно, делают ущерб своему пита­нию"; тогда как состоятельные улучшают свой скот (с. 32—33). Среди видов наемной работы отмечается отход на сыроварни; из молодых крестьян образовы­вается контингент мастеров-сыроваров. В Пошехонском уезде "число сыроварен и маслоделен увеличивается с каждым годом все более и более", но "та польза, ко­торую приносят для крестьянского хозяйства сыро­варни и маслодельни, едва ли окупается теми невыго­дами, какие имеют наши сыроварни и маслодельни в крестьянской жизни". По сознанию самих крестьян, они принуждены часто голодать, так как, с открытием в известной местности сыроварни, молочные продукты идут на эти сыроварни и маслодельни, и крестьяне питаются обыкновенно молоком, разведенным водой. Развивается расплата товаром (стр. 43, 54, 59 и др.), так что приходится пожалеть о том, что на наше "на­родное" мелкое производство не распространяется закон, запрещающий расплату товаром на "капитали­стических" фабриках[216].
Таким образом отзывы лиц, непосредственно знако­мых с делом, подтверждают наш вывод, что участие большинства крестьян в прогрессах местного земледе­лия чисто отрицательное. Прогресс торгового земле­делия ухудшает положение низших групп крестьян и окончательно выталкивает их из рядов земледельцев. Заметим, что в народнической литературе было ука­зано это противоречие между прогрессом молочного хозяйства и ухудшением питания крестьян (впервые, кажется, Энгельгардтом). Но именно на этом примере и можно видеть узость народнической оценки тех явле­ний, которые происходят в крестьянстве и земледелии. Замечают противоречие в одной форме, в одной мест­ности и не понимают, что оно свойственно всему обще­ственно-хозяйственному строю, проявляясь повсюду в различных формах. Замечают противоречивое значе­ние одного "выгодного промысла" — и усиленно сове­туют "насаждать" среди крестьян всяческие другие "местные промыслы". Замечают противоречивое зна­чение одного из сельскохозяйственных прогрессов — и не понимают, что машины, например, имеют и в зем­леделии совершенно то же политико-экономическое значение, как и в промышленности.


[209] Данные земской статистики по "Сводному сборнику" г-на Благове­щенского. Около 14 тыс. дворов в этих 18 уездах не распределены по коровности: всего не 289 079, а 303 262 двора. У г. Благовещенского приве­дены такие же сведения еще по 2-м уездам черноземных губерний, по эти уезды, видимо, нетипичны. По 11 уездам Тверской губернии ("Сборник стат. свед.", XIII, 2) процент бескоровных среди надельных дворов не высок (9,8), но в руках 21,9% дворов с 3 и более коровами сосредоточено 48,4% всего числа коров. Процент безлошадных — 12,2%; дворов с 3 и более лошадьми только 5,1%, и у них лишь 13,9% всего числа лоша­дей. Заметим кстати, что меньшая концентрация лошадей (сравнительно с концентрацией коров) наблюдается и в других нечерноземных губерниях.


[210] Необходимо иметь в виду эти данные о противоположных группах крестьянства, когда встречаешь такие, например, огульные отзывы "Доход от молочного скотоводства от 20 до 200 рублей на дом в год является, на огромном пространстве северных губерний, не только серьезнейшим рычагом для увеличения и улучшения скотоводства, но и повлиял на улучшение полеводства и даже на уменьшение отхода на заработки, откры­вая населению работу дома — как по уходу за скотом, так и по приведению в культурное состояние земель, до того времени заброшенных" ("Произв. силы", III, 18). В общем и целом отход не уменьшается, а растет. В отдель­ных же местностях уменьшение может зависеть либо от повышения процента зажиточных крестьян, либо от развития "работы дома", т. е. работы по найму местных сельских предпринимателей.


[211] "Материалы по статистике народного хозяйства в С.-Петербургсиой губернии". Вып. V, ч. II. СПБ. 1887.



[212] Существенное улучшение в содержании крупного рогатого скота отмечено только там, где развился сбыт молока на продажу (с. 219. 224).


[213] Стр. 39, 65, 136. 150, 154. 167, 170, 177 и др. Наша дореформенная система податей и здесь задерживает прогресс сельского хозяйства. "Тра­восеяние. — пишет один корреспондент, — благодаря скученности уса­деб, заведено в волости повсеместно, однако клевер продается за недоимки" (91). Подати в этой губернии иногда до того велики, что сдающий землю хо­зяин от себя должен приплачивать известную сумму новому владельцу надела.


[214] Отметим кстати, что разнообразие "промыслов" честного крестьянства побудило г. Бычкова выделить два типа промышленников по величине заработка. Оказалось, что менее 100 руб. получают 3251 чел. (27,4% насе­ления), их заработок =102 тыс. руб., по 31 руб. на одного. Свыше 100 руб. получают 454 чел. (3,8% населения): их заработок = 107 тыс. руб., по 236 руб. на одного. В первую группу вошли преимущественно всяческие наемные рабочие, во вторую — торговцы, сенопромышленники, лесопро­мышленники и пр.


[215] "Артельные сыроварни" Копринской волости фигурируют в "Указателе фабрик и заводов", а фирма Бландовых является самой крупной в сыроваренном производстве: ей принадлежало в 1890 году 25 заводов в шести губерниях.


[216] Вот характерный отзыв г. Старого Маслодела: "Кто видал и знает современную деревню, да припомнит деревню 40—50 лет тому назад, тот поразится их различием. В старых деревнях дома всех хозяев были одно­образные и по наружному виду и по внутренней отделке; теперь же рядом с лачугами стоят расписанные хоромы, рядом с нищими живут богачи, рядом с униженными и оскорбленными — пирующие и ликующие В преж­ние времена мы часто встречали такие селения, где не было ни одного бобыля, теперь же в каждой деревне их не менее пяти, а то и целый десяток. И надо правду сказать — маслоделие много повинно в таком превращении деревни. За 30 лет маслоделие многих обогатило, выкрасило их дома, мно­гие крестьяне — поставщики молока — за период развития маслоделия увеличили свое благосостояние, завели более скота, целыми обществами и в одиночку накупили земель, но еще более их обеднело, в деревнях появи­лись бобыли и нищие" ("Жизнь", 1899, № 8, пит. из "Сев. Края", 1899, ifs 223). (Прим. ко 2-му изд.)


Этот сайт основан на всемирно известном произведении, но так как автор уже более 75 лет руководит нами из своего мавзолея то и копирайт с ним. Хостинг поддерживается в постоянном рабочем состоянии источниками бесперебойного питания от фирмы industrika.ru.

Реклама по Ленински