Ленин т.03 РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

ПСС Ленина

Том 01   Том 02
Том 03   Том 04
Том 05   Том 06
Том 07   Том 08
Том 09   Том 10
Том 11   Том 12
Том 13   Том 14
Том 15  Том 16
Том 17   Том 18
Том 19   Том 20
Том 21   Том 22
Том 23   Том 24
Том 25   Том 26
Том 27  Том 28
Том 29 Том 30
Том 31   Том 32
Том 33   Том 34
Том 35   Том 36
Том 37   Том 38
Том 39   Том 40
Том 41   Том 42
Том 43   Том 44
Том 45  Том 46
Том 47   Том 48
Том 49   Том 50
Том 51   Том 52
Том 53   Том 54
Том 55  

VIII. ОБЗОР ЗЕМСКО-СТАТИСТИЧЕСКИХ ДАННЫХ ПО ДРУГИМ ГУБЕРНИЯМ


 



Как заметил уже читатель, мы пользуемся при изуче­нии разложения крестьянства исключительно земско-статистическими подворными переписями, если они охватывают более или менее значительные районы, если они дают достаточно подробные сведения о важ­нейших признаках разложения и если (что особенно важно) они обработаны так, чтобы можно было выделить различные группы крестьян по их хозяйственной со­стоятельности. Изложенные выше данные, относящиеся к 7 губерниям, исчерпывают земско-статистический ма­териал, который удовлетворяет этим условиям и кото­рым мы имели возможность пользоваться. В интересах полноты, укажем теперь вкратце и на остальные, менее полные, данные подобного же рода (т. е. основанные на сплошных подворных переписях).
По Демянскому уезду Новгородской губернии мы имеем групповую таблицу о крестьянских хозяйствах по числу лошадей ("Материалы для оценки земельных угодий Новгородской губернии. Демянский уезд". Новгород, 1888). Здесь нет сведений об аренде и сдаче земли (в десятинах), но и те данные, которые имеются, свидетельствуют о полной однородности отношений между зажиточным и неимущим крестьянством в этой губернии по сравнению с другими губерниями. И здесь, например, от низшей группы к высшей (от безлошадных к имеющим 3 и более лошадей) повышается процент хозяйств с купчей и арендованной землей, несмотря на то, что многолошадные выше среднего обеспечены надельной землей. У 10,7% дворов с 3 и более ло­шадьми, при 16,1% всего населения, имеется 18,3% всей надельной земли, 43,4% купчей земли, 26,2% арендованной земли (если можно судить о ней по раз­мерам посева ржи и овса на арендованной земле), 29,4% всего числа "промышленных построек", тогда как у 51,3% безлошадных и однолошадных дворов, при 40,1% населения, лишь 33,2% надельной земли, 13,8% купчей земли, 20,8% арендованной (в указан­ном смысле), 28,8% "промышленных построек". Дру­гими словами, и здесь зажиточное крестьянство "соби­рает" землю и соединяет с земледелием торгово-про­мышленные "промыслы", а неимущее — бросает землю и превращается в наемных рабочих (процент "лиц с промыслами" понижается от низшей группы к выс­шей, от 26,6% у безлошадных до 7,8% у имеющих 3 и более лошадей). Неполнота этих данных заставляет нас не включать их в нижеследующую сводку мате­риала о разложении крестьянства.
По той же причине не включаем мы и данные о части Козелецкого уезда Черниговской губернии ("Материалы для оценки земельных угодий, собранные Чернигов­ским стат. отделением при губ. земской управе", т. V, Чернигов, 1882; по количеству рабочего скота сгруп­пированы данные о 8717 дворах черноземного района уезда). Отношения между группами и здесь те же са­мые: у 36,8% дворов без рабочего скота, при 28,8% населения — 21% собственной и надельной земли, 7% арендованной земли, зато 63% всего количества сданной этими 8717 дворами земли. У 14,3% дворов с 4 и более штуками рабочего скота, при 17,3 % населе­ния, 33^4% собственной и надельной земли, 32,1% арендной и лишь 7% сданной земли. К сожалению, остальные дворы (с 1—3 штуками рабочего скота) не подразделены на более мелкие группы.
В "Материалах по исследованию землепользования и хозяйственного быта сельского населения Иркутской и Енисейской губерний" есть весьма интересная группо­вая таблица (по числу рабочих лошадей) крестьянских и поселенских хозяйств в 4-х округах Енисейской губерния (т. III, Иркутск, 1893, стр. 730 и ел.). Весьма интересно наблюдать, что отношения зажиточного сибиряка к поселенцу (а в этих отношениях вряд ли бы и самый ярый народник решился искать пресловутой общинности!) — в сущности совершенно тождественны с отношениями наших зажиточных общинников к их безлошадным и однолошадным "собратам". Соединяя вместе поселенцев и крестьян-старожилов ('1акоо со­единение необходимо потому, что первые служат ра­бочей силой для вторых), мы получаем знакомые черты высших и низших групп. У 39,4% дворов низших групп (безлошадных, с 1 и 2 лошадьми), при 24% насе­ления, лишь 6,2% всей запашки и 7,1% всего скота, тогда как у 36,4% дворов с 5 и более лошадей, при 51,2% населения, — 73% запашки и 74,5% всего скота. Последние группы (5—9, 10 и более лошадей), при 15—36 дес. запашки на 1 двор, прибегают в широ­ких размерах к наемному труду (30—70% хозяйств с наемными рабочими), тогда как три низшие группы, при 0—0,2—3—5 дес. запашки на 1 двор, отпускают рабочих (20—35—59% хозяйств). Данные об аренде и сдаче земли представляют единственное, встреченное нами, исключение из правила (о концентрации аренды зажиточными), и это — такое исключение, которое подтверждает правило. Дело в том, что в Сибири нет именно тех условий, которые создали это правило, нет обязательного и "уравнительного" надела, нет сло­жившейся частной собственности на землю. Зажиточ­ный крестьянин не покупает и не арендует земли, а за­хватывает ее (так было, по крайней мере, до сих пор); сдача-аренда земли носит скорее характер соседских обменов, и потому групповые данные об аренде и сдаче не показывают никакой законосообразности[77]. По трем уездам Полтавской губернии мы можем при­близительно определить распределение посева (зная число хозяйств с разными размерами посева, опреде­ленными в сборниках "от — до" такого-то числа деся­тин, и помножая число дворов каждого подразделения на среднюю величину посева между указанными пре­делами). Получатся такие данные о 76 032 дворах (все поселяне, без мещан) с 362 298 дес. посева: 31 001 дво­ров (40,8%) не имеют посева или сеют лишь до 3 дес. па 1 двор, у них всего 36 040 дес. посева (9,9%); 19 017 дво­ров (25%) сеют свыше 6 дес. на 1 двор, у них 209 195 дес. посева (57,8%). (См. "Сборники по хозяй­ственной статистике Полтавской губ.", уезды Константиноградский, Хорольский и Пирятинский[xlii].) Распределение посева оказывается очень похожим на то, которое мы видели в Таврической губернии, несмотря на меньшие, в общем, размеры посевов. Понятно, что столь неравномерное распределение возможно лишь при концентрации купчей и арендованной земли в ру­ках меньшинства. Мы не имеем полных данных об этом, ибо в сборниках нет группировки дворов по хо­зяйственной состоятельности, и должны ограничиться следующими данными по Константиноградскому уезду. В главе о хозяйстве сельских сословий (гл. II, § 5 "Земледелие") составитель сборника сообщает такой факт: "Вообще, если разделить аренды на три разряда: аренды, в которых приходится на участника:. 1) до 10 дес., 2) от 10 до 30 дес. и 3) более 30 дес., то для каждого из этих разрядов получатся следующие дан­ные[78]:

Относительное число На 1 участника приходится земли, дес. Из арендуемой земли сдается на сторону
% участников % арендован. земли
Мелкие аренды (до 10 дес.) 86,0 35,5 3,7 6,6
Средние ""(10-30 "") 8,3 16,6 17,5 3,9
Крупные "" (свыше 30 "") 5,7 47,9 74,8 12,9
Всего 100 100 8,6 9,3


По Калужской губ. имеем лишь следующие, весьма отрывочные и неполные данные о посеве хлебов у 8626 дворов (около lf^Q всего числа крестьянских дворов в губернии[79]).

Группы дворов по размеру посева Засевающие озимого, мер
Не сеющие До 15 15-30 30-45 45-60 Свыше 60 Всего
% дворов 7,4 30,8 40,2 13,3 5,3 3,0 100
"" душ об. пола 3,3 25,4 40,7 17,2 8,1 5,3 100
"" посевной площади - 15,0 39,9 22,2 12,3 10,6 100
"" всего числа раб. лошад. 0,1 21,6 41,7 19,8 9,6 7,2 100
"" валового дохлда от посева - 16,7 40,2 22,1 21,0 100
Десятин посева на 1 двор - 2,0 4,2 7,2 9,7 14,1 -


То есть, у 21,6% дворов, при 30,6% населения, — 36,6% рабочие лошадей, 45,1% посева, 43,1% валового дохода от посевов. Ясно, что и эти цифры говорят о концентрации купчей и арендованной земли за­житочным крестьянством.
По Тверской губ., несмотря на богатство сведений в сборниках, обработка подворных переписей крайне неполна; группировки дворов по хозяйственной состоя­тельности нет. Этим недостатком пользуется г. Вихляев в "Сборнике стат. свед. по Тверской губ." (т. XIII, в. 2. "Крестьянское хозяйство". Тверь, 1897), чтобы отрицать "дифференциацию" крестьянства, усматривать стремление к "большей равномерности" и петь гимн "народному производству" (стр. 312) п "натуральному хозяйству". Г-н Вихляев пускается в самые рискован­ные и голословные суждения о "дифференциации", не только не приведя никаких точных данных о группах крестьян, но даже и не выяснив себе той элементарной истины, что разложение происходит внутри об­щины, что поэтому толковать о "дифференциации" и брать исключительно группировки по общинам или по волостям — просто смешно[80].


[77] "Собранные на местах материалы о фактах сдачи-аренды земельных угодий признаны были не заслуживающими особой разработки, так как самое явление существует лишь в зачаточном виде, единичные случаи сдачи-аренды имеют место редко, отличаясь полнейшей случайностью, и никакого еще влияния на экономическую жизнь Енисейской губернии не оказывают" ("Материалы", т. IV, вып. 1, стр. V, введение). Из 424 624 дес. мягкой пашни у крестьян-старожилов Енисейской губ. 417 086 дес. при­надлежит к "захватно-родовой" земле. Аренда (2686 дес.) почти равна сдаче (2639 дес.), не составляя и одного процента к сумме захватной земли.


[xlii] Замечания Ленина на полях этих сборников, содержащие предварительные расчеты, см. в Ленинском сборнике XXXIII, стр. 144—150 и в "Подготовительных материалах к книге "Развитие капитализма в России"".


[78] Сборник, стр. 142.


[79] "Стат. оОзор Калужской губ. за 1896 год". Калуга, 1897, стр. 43 и сл., 83, 113 приложений.


[80] Как курьез, приводим один образчик. "Общий вывод" г-на Вихляева гласит: "Покупка земель крестьянами Тверской губ. имеет тенденцию Уравнять размеры землевладения" (стр. 11). Доказательства? — Если взять группы общин по размеру надела, то у малонадельных общин ока­жется больший процент дворов с купчей землей. — О том, что покупают землю зажиточные члены малонадельных общин, г. Вихляев и не догады­вается. Понятно, что разбирать подобные "выводы" ярого народника нет надобности, тем более, что смелость г-на Вихляева сконфузила даже эко­номистов его же лагеря. Г-н Карышев в "Русском Богатстве" (1898, № 8), хотя и заявляет свое глубокое сочувствие тому, как г. Вихляев "хо­рошо ориентируется среди тех задач, которые ставятся в переживаемую минуту экономике страны", но все же вынужден признать, что г. Вихляев черезчур "оптимист", что его выводы о стремлении к равномерности "малодоказательны", что его данные "ничего не говорят", а заключения его — "не имеют основания".


Этот сайт основан на всемирно известном произведении, но так как автор уже более 75 лет руководит нами из своего мавзолея то и копирайт с ним. Хостинг поддерживается в постоянном рабочем состоянии источниками бесперебойного питания от фирмы industrika.ru.

Реклама по Ленински